Стратегическая сессия «Инжиниринг в кластерах»

Презентации

Сотников А.А., Региональный инжиниринговый центр

Mkhitaryan A., Armenian National Engineering Laboratory

Батраков А.А., Виртуальный инжиниринговый центр в промышленном кластере. Модель построения и перспективы развития - КИТ

Грицай О.Л., Формирование эффективной бизнес-модели инжиниринга (на примере ГК Lodygin Lighting)

Скачать презентации

Фото

 

 

 

 

Видео

Стенограмма

Скачать стенограмму

Кириллова: И здесь я сейчас буду давать слово нашим уважаемым спикерам, которые будут рассказывать, прежде всего, хочу попросить Игоря о вашем опыте, как у Вас развивается тема инжиниринга в кластерах или вообще в целом.
Поэтому для первого слова я хотела бы представить Владимира Ивановича Довгий. У нас здесь заявлен генеральный директор межведомственного аналитического центра города Москва – Колпаков Сергей Константинович, и сегодня с нами Владимир Иванович.
Владимира Ивановича я попрошу, прежде всего, рассказать о том, задать такой тон, как государственная поддержка у нас сейчас, политика государственной поддержки инжиниринга. Что получается, потому что политический межведомственный центр фактически сопровождает дорожную карту развития инжиниринга, который министерство промышленности торговли утвердило и включило уже непосредственно в стратегию и программу развития промышленности Российской Федерации до двадцатого года.
И кроме этого очень активно принимает участие тоже в процессе создания центров инжиниринга на базе вузов. Это совместная программа ПромТорга и МинОбра и здесь они ведущие, кто знает, больше всего об успехах, может быть и не успехах, это совершенно нормально, у нас не должно всё сразу получаться. Поэтому Владимир Иванович, Вам кратенько слово об инжиниринге, о дорожной карте, о центрах инжиниринга в рамках вузов. Ну и что Вы видите, потому что очень много ездите по стране, общаетесь с центрами инжиниринга. Как у нас получается внедрять, все таки выстраивать этот мостик

Владимир Иванович: Спасибо большое. Но я надеюсь, во вступительной части зафиксировать такие тонкие моменты, а дальше можно уже в рамках дискуссии пообсуждать.
Но первое, на что хотелось бы обратить внимание, что в РФ на сегодняшний день практически нет инструмента, который поддерживает любые инжиниринговые центры.
Хотелось бы обратить внимание, даже те программы, которые есть на федеральных, региональных уровнях – это программы, которые предусматривают меру поддержки инжиниринговой деятельности.
Поэтому когда мы говорим о каком-то развитии, мы должны понимать, что цель – это не инфраструктура, инфраструктура это только инструмент для решения более важных задач, которыми являются – развитие рынка, создание условий для конкуренции, поддержка российской субъектно-инжиниринговой деятельности, которые способны в текущем состоянии, там, в будущем конкурировать. Поэтому в рамках дорожной карты речь идет как раз о развитии компетенции в сфере инжиниринга. Это поддержка тех кампаний, которые являются потребительными инжиниринговых услуг, это поддержка тех кампаний, которые сейчас оказывают и способны расширять спектры оказываемых инжиниринговых услуг и это отработка нормативной документации.
Это отработка определенных стандартов, это разработка определенных регламентов и поэтому нам бы хотелось бы предложить в рамках данного круглого стола обсуждать именно вопросы совершенствования инжиниринговой деятельности, состояния рынка инжиниринговых услуг, а не обсуждать, как получить деньги тому или иному субъекту инжиниринговой деятельности.
Вот в этой части, мы понимаем, что рынок в любом случае имеет территориальную окраску. Как бы мы не говорили о состоянии рынка тех или иных услуг, в лубом случае региональная составляющая крайне важна. Поэтому с точки зрения инжиниринговой деятельности, мы видим, что кластерное образование на сегодняшний день является именно тем центром притяжения, которые способны на территории концентрировать и координировать различные инструменты.
Поэтому в данном случае, я просто предлагал бы класты рассматривать как некую среду, которая позволяет провязывать разные инструменты деятельности и поддержки инжиниринговой деятельности, в том числе те меры ГосПоддержки, которые прописаны в рамках дорожной карты. Действительно там есть целый набор мероприятий, для того, что бы не отвлекать время у других выступающих, я хотел бы сейчас сосредоточиться, наверно, в большей степени на мероприятии, которое касается поддержки создания и развития деятельности инжиниринговых центров на базе ведущих вузов.
Вы знаете, что уже прошло три очереди конкурсного отбора по таким инжиниринговым центрам. Всего на сегодняшний день поддержано создание функционирования тридцати инжиниринговых кампаний, которые созданы, ну часть из них ещё создаются на базе ведущих вузов. В тринадцатом году было отобрано одиннадцать проектов инжиниринговых центров, в четырнадцатом – девять и в пятнадцатом году – десять инжиниринговых центров.
На сегодняшний день, практически все инжиниринговые центры, которые поддерживаются, несмотря на то, что они создаются вузами, они оформлены в виде отдельных ЮрЛиц. Это крайне важная часть, потому что если деньги получают университеты для развития своей компетенции в рамках структурного подразделения, то не происходит обособление компетенций и фактически крайне слабо происходит влияние на рынок как таковой, учебный.
Учредителями являются разные кампании, в том числе одним из соучредителей является университет.

Вопрос из зала: это обязательно?

Владимир Иванович: Обязательно на этапе создания этих инжиниринговых кампаний, потому что если это условие не выполняется, то просто этот субъект – инжиниринговый центр не сможет дотянуться до МирГос поддержки. Господдержка оказывается в виде увеличения ГосЗаданий вузу, поэтому деньги непосредственно поступают в университет. И как раз деньги МирГос поддержки, они направлены на то, чтобы способствовать созданию рядом с университетом отдельного ЮрЛица с соответствующими компетенциями по оказанию инжиниринговых услуг. И в дальнейшем происходит некий переток компетенций из университета в эту кампанию, да, и вы понимаете, что сейчас компетенция и навыки, не имели бы сотрудники университета. Если они эти знания передают работникам инжиниринговой кампании, либо часть сотрудников переходит работать в инжиниринговую кампанию, да, в любом случае университет от этого интеллектуально беднее не становится.
Вот в этом есть такая достаточно серьезная вещь. Почему университеты очень положительно реагирую на такую меру Господдержки. Я могу сказать, что в среднем конкурс там – семь на одно победителя. То есть в этом году было отобрано десять победителей, а на конкурс было представлено 67 заявок. То есть примерно такое соотношение.
На сегодняшний день объем услуг, которые способны оказывать центры, инжиниринговые центры на базе вузов, оценивается в сумме более двух миллиардов рублей.
Фактически программа деятельности берет на себя обязательство оказать услуги более чем на 60 миллионов рублей коммерческому сектору. Но понятно, что есть некоторый конфликт по времени, поэтому вот эти требования по объему рыночных продаж, они предъявляются как правило не в год получения субсидии, а с некоторой отсрочкой. Т.е. условно говоря субсидия 15 года, она будет подтверждаться в рамках объема продаж 16 и последующих годов. Ну вот такое скольжение происходит. Что хотелось бы отметить с точки зрения положительных, да и я обозначу, что практически все кампании, созданные в виде отдельных ЮрЛиц, в основном это ООО. У нас только один инжиниринговый центр у Уральского Федерального университета оформлен как акционерное общество, где в состав соучредителей акционерного общества вошли также крупные кампании, высокотехнологичные. И что нас радует, что значительный удельный вес штатных сотрудников этих инжиниринговых кампаний, т.е. одно из требований было, не то, что вуз со совместителями закрывает штатные клетки этой инжиниринговой кампании, да, что на стартовом этапе так и происходит, а крайне важно, чтобы были штатные сотрудники. И очень нас радует то, что более половины штатных сотрудников от этих кампаний – это специалисты в возрасте до 35 лет. Т.е. мы понимаем, что таким образом развивается не только сектор оказания инжиниринговых услуг, но ещё и определенная компетенция появляется в этой части.
Ну наверное я готов ответить на вопросы или поучаствовать в дискуссиях, которые будут. В целом я хотел сказать, что поддержка инжиниринговой деятельности это не инструмент дотягивания до бюджетных денег. Вот хотелось бы просто понять, что это не конструкция, когда дают деньги под инжиниринг, поэтому теперь все занимаются инжинирингом. Завтра будут давать деньги под национально-технологическую инициативу, все перекрасят и будет национально-технологическая инициатива. Вот хотелось бы, чтобы мы не потеряли смысловую составляющую этого процесса и вот характер сегодняшней пленарной дискуссии показал, что все таки критические такие формы мышления у нас остались. Надеемся, что они помогут нам дальше двигаться. Спасибо.
 

Кириллова: Я попрошу сейчас подготовиться Алексея Александровича к выступлению, а пока можно, я предлагаю так прям, да, блиц, да, это будет оперативно. Выступил, задавайте вопросы сейчас Владимиру Ивановичу. Пожалуйста (передает микрофон).

Владимир, Москва: Скажите, вот вы сейчас говорили про университеты, а при университетах кто будет? Кроме них какие-то инжиниринговые центры рассматриваются? Инжиниринговые центры, кампании.

Владимир Иванович: На самом деле, достаточно много всяких субъектов инжиниринговой деятельности, просто ограничение по времени и акценты со стороны организаторов мероприятия – они обозначили именно вузовские инжиниринговые центры. Мы с Натальей Юрьевной трудимся в совете при ПромТорге развития инжиниринговой деятельности. Сейчас обсуждается очень серьезное – это поддержка инжиниринговых центров на базе наших ведущих научных организаций. Вы знаете, что очень активно и уже реализуется мера Господдержки компьютерного инжиниринга. Очень серьезные сюжеты связаны с тем, что крупные кампании, в том числе, которые реализуют программы инновационного развития, они также в рамках этих программ обозначают развитие своих центров компетенции, в том числе в области инжиниринга. Мы видим, что на сегодняшний день, технологическая платформа очень активно развивает компетенции инжиниринга. Поэтому на наш взгляд, на сегодняшний день, наверно не правильно конкурировать по созданию, по количеству тех или иных инжиниринговых центров, да, а вопрос как раз заключается в разумном аутсорсинге.
На сегодняшний день крайне важно создать условия по которым те инжиниринговые центры, которые реально обладают конкурентными преимуществами могли бы получать пакетные заказы, да. Они могли бы концентрировать на конкурентных основаниях, концентрировать заказы. И вот риски на сегодняшний день, заключаются в том, на наш взгляд, чтобы крупные кампании вскрыть, для того, чтобы они реально эти услуги заказывали на аутсорсинге, а не пытались создавать вот эти свечные инжиниринговые заводики при себе и заказывать инжиниринговые услуги как бы сами себе. Вот это вот, на наш взгляд риск.

Вопрос из зала: По поводу, сказали, пытаетесь вскрыть крупные кампании, у вас есть механизм вскрывания?

В.И.: На сегодняшний день этот механизм не то что есть, он активно обсуждается с 25 июля прошлого года, да, когда экспертные сообщества докладывало правительству РФ о том, какой опыт применения инструментов инновационного развития в РФ накоплен. И во вторник 22 числа будет заседание межведомственной комиссии по технологическому развитию, это президентского совета по модернизации экономики инновационного развития России, где рассматриваются пакет новых методических указаний крупным кампаниям, насколько я понимаю, там даже есть проект распоряжения правительства о том, что компании должны начинать с 2016 года, уточнить набор и целевой значения кипяй своей инновационной деятельности и прописать мероприятия, в том числе, в рамках развития компетенции в сфере инжиниринга, инжиниринговой деятельности.
Мы надеемся, что экспертные сообщества, вот советы которые функционируют при профильных министерствах, да, различные ассоциации в сфере инжиниринга будут просто очень внимательно следить за тем как крупные компании своей программой инновационного развития будут согласовывать, да, потому что они становятся публичными, ну действительно публичными, по сравнению с тем циклом который был с 11 по 14 год. И они предполагают такое новшество, да. Программы инновационного развития с 2016 года подлежат внешнему независимому аудиту как по содержанию самой программы перед утверждением, так и ежегодный аудит отчетности. Т.е. на наш взгляд это значительное опубличивание хода деятельности.

Вопрос из зала: Это в 2009 году, когда заставили крупные кампании в ходе акцента от оборота запускать свои инновации и они все вокруг себя свечные сообщества составляли.

В.И.: Ну Вы знаете, есть опыт 8-10 годов, да, и Вы знаете, что в 10 году написана комиссия по высоким технологиям и инновациям, как раз разрабатывала пакет документов, которые подкорректировала то, что было в 9-10 году. Сейчас мы видим, что идет уже следующий этап значительного усовершенствования госрегулирования этой деятельности. Плюс ко всему, ну я не знаю, вы видели эти проекты, документы нет, но нам по крайней мере бросилось в глаза, и мы отмечаем это как положительная позиция, что сейчас целый ряд документов проходит через росимущество, поэтому есть реальный механизм как мониторинга того, что происходит, так и прохождение неких контрольных точек, контрольных рубежей. Поэтому на сегодняшний день мы видим, что есть возможность не только смотреть планы, а потом через год или два отчеты, а есть возможность, условно говоря, ежеквартального скольжения за тем, что происходит. Вопрос только заключается в том, чтобы сообщества экспертные научилось работать с той оперативной информацией, которая будет доступна. Это крайне важно, я думаю, что здесь вот коллектив и вообще то направление, которое сопровождает Наталья Юрьевна, оно крайне ценно, полезно и мы надеемся, что честь, совесть в этом плане, она будет лежать в рамках экспертного сообщества. Спасибо.

Кириллова: Большое спасибо. Вы знаете, я сейчас как модератор, позвольте мне все таки управлять нашим процессом. Вы свой вопрос обязательно оставьте, у нас должна быть получасовая дискуссия. Надеюсь, что выступающие будут также кратки, как Владимир Иванович. И я ещё попрошу, слушая выступающих, делайте себе пометки. Мы в конце с вами должны сформировать резолюцию. У нас черновик есть, какой-то, который предварительно поступил. Мне очень важно что от вас были пункты, которые вы предлагаете внести в резолюцию, потому что мы её будем брать – Министерство промышленности торговли, у нас есть там каналы в департаменте стратегического развития, которые отвечают за развитие инжиниринговой деятельности. Ну и Владимир Иванович, поможет донести все наши предложения до непосредственного руководства, которое поможет их реализовать. Поэтому сейчас пожалуйста, представляю слово, да, Алексею и попрошу кратко. Лучше больше на вопросы.

Батраков Алексей Александрович: Спасибо большое за предоставленную возможность. Представляю Пензенскую область, закрыты город Заречный, это закрытый город корпорации Гос Атом. И хотел бы рассказать о своем опыте построения в промышленном кластере виртуального инжинирингого центра.
Ну здесь, где мы расположены, где мы находимся. Немного истории. Почему Заречный – это промышленное производство, это при формировании закрытых городов, специализация градообразующего предприятия была, это доведение отобранных конструкторских разработок до серийного производства продуктов, которые в принципе разрабатывались в сарове. И специфика как градообразующего предприятия, так и сформировавшегося малого и среднего бизнеса, как раз в этом заключается.
Вот если посмотреть наше место в развитии кластеров, которые вот у на агентство “Северозапад” говорит, да о нём. Т.е. мы находимся как раз красным выделено, именно там, где от окр. до серийного производства. Здесь у нас есть и технологи, и оборудование, специалисты, но инжиниринговой разработки, базовой технологии, которые можно было бы тиражировать на эти продукты – выбор достаточно ограничен. По структуре кластера, хотел бы обратить внимание на нашу структуру, т.е. в середине ядро – это все предприятия малого и среднего бизнеса. Т.е. крупный бизнес у нас выступает как центр компетенции, который дает нам определенные разработки и технологии, которых нет в малом и среднем бизнесе. Ну и в создании инжинирингого центра, там регионального инжинирингого центра, там при узи, тоже у нас обсуждалось и была такая идея меняющейся компетенции – это центр технических средств охраны.
Есть соответствующий научно-исследовательский институт, но к сожалению большой минус то, что все таки это один продукт, по большому счету и применение его немного ограничено. Когда мы посмотрели с другой стороны, т.е. от потребностей тех малых и средних предприятий, то здесь достаточно широкий разброс получился и мы поняли, что в принципе, вот на сегодняшний момент, у нас этих компетенций не на территории города, не на территории региона нет и поэтому формировать, именно территориально сажать инжиниринговый центр на нашей территории в закрытом городе смысла нет. И т.е. вот здесь возникла идея некого виртуального инжинирингого центра. Не буду рассказывать про модель, суть простая, т.е. компании кластера обращаются в управляющую компанию, у нас в данном случае некоммерческое партнерство, с потребностями своими, либо формулируют технические задания и уже мы подбираем потенциальных разработчиков которые могут выступить, ведем первичные переговоры и затем передаем контакт уже бизнесу. Ну и самое главное здесь, к нам доверие, конфиденциальность, мы не разглашаем информацию с кем кто сотрудничает и по каким вопросам. Вот примерная схема работы, да, т.е. предприятие наше сбрасывает потребности, мы отслеживаем компетенции которые есть. И в чем сложность, две сложности, да, вот те инжиниринговые центры, компании, вузы – они предлагают свои разработки, но если зайти практически на любой сайт, то мы не увидим, какие компетенции, какие технологии есть у этого вуза, т.е. управляющая компания, нам нужно разобраться, залезть в эти разработки, на каких принципах они построены и можно ли применить их к себе.
И соответственно вторая сложность, да это формулировка от потребностей, все таки не потребностей, а технического задания. Здесь уже наш бизнес, да, не всегда может сформулировать.
Ну здесь вот три ключевые роли, я обозначу. Это роль кластерной компании управляющей – это коммуникатор, переводчик и интегратор. Каждая роль формирует для предприятия определенные ценности. И соответственно почему они выходят к нам и работают, да, вот за 8 месяцев, как стартовал наш проект у нас от бизнеса вовлечено 6 компаний, 14 потребностей озвучено, 5 довели до технических заданий, 2 технических задания склеили с обладателем технологий. Сейчас один договор реализуется и второй на стадии подписания, там обсуждается вопрос цены и сроков. Соответственно в компетенциях, на сегодняшней основе у нас 6 организаций, порядка 45 разработок и 5 технологий за которыми мы знаем к кому обратиться. У виртуального инжинирингого центра есть преимущества, есть недостатки. Ну самое главное это конфиденциальность, это то, что разработчики не размещены на одной территории при переходе кадров, не опасности, что технология или разработка уйдет конкуренту. Вот в ходе этой работы мы обозначили ключевые потребности наших предприятий в технологиях или компетенциях, как мы назвали, которые мы хотели бы локализовать у себя. Это СВЧ электроника, это радиолокационные технологии и это новые материалы. По новым материалам у нас в город заходит неографит, с 2015 года начинает работать, по двум другим направлениям ищем партнеров. Ну и здесь вот перспектива локализации в нашем городе, т.е. это с 16 года создается территория опережающего социально-экономического развития под гидой рос атома с рядом налоговых льгот, преференций, которые если кому то будут интересны, могу рассказать, переслать материалы. Спасибо, у меня все. Могу ответить на вопросы.

Кириллова: У меня первый вопрос, как модератор воспользуюсь своей …Смотрите, у меня такой вопрос. Вот вы получаете запросы от, фактически от предприятий, да, которым нужно решение какой то технической задачи, потом вы ищете исполнителей, кто мог бы повысить компетенцию, чтобы решить эту задачу. Вы их ищите каким образом?
Вы их ищите вот только среди вашего закрытого города? Вы выходите дальше, вы выходите на международную арену? Я понимаю, что скорее всего пока международной нет, как вы ищите ещё раз расскажите.

Батраков Алексей Александрович: Уровень РФ и вот на сегодняшний день дошли и вот пока не пришли к региональным инжиниринговым центрам. Вот сейчас, если говорить уже по двум готовым пакетам, да, вузы могу назвать, это Казанский федеральный университет и Томский университет сети управления радио и электроники. Здесь могу сказать вот мипы при вузах вот именно там вот они вот наверное заработали вот, т.е. те заинтересованные в заказах, сторонних, как мы говорили не в госзаказе, а именно по конкретному бизнесу, здесь с мипами работаем.

Кириллова: А бизнес полностью платит за услугу инжиниринга самостоятельно?

Батраков Алексей Александрович: Да, вопрос финансирования в принципе не стоит. У них есть рынок, у них есть потребность, они понимают уже сколько готовы вложить в свои бизнес модели.

Кириллова: И вы говорите что вот это все малые и средние компании, которые обращаются за такими услугами?

Батраков Алексей Александрович: Да.

Кириллова: У меня конечно рекомендации, если вы сейчас ещё поработаете и увидите, что пол ваших предприятий растет и задачей количества растет, конечно же совершенно логично создать региональный центр инжиниринга по линии поддержки малого и среднего предпринимательства, которые в рамках министерского экономического развития финансируются, почему? Потому что там как раз региональный центр инжиниринга получает определенный бюджет на субсидирование части затрат, которые несут малые и средние компании именно на получение инжиниринговый услуг. До 90 процентов может субсидия составлять государства. Например инжиниринговая услуга стоит миллион, не знаю, нужно модификацию продукции произвести, да, 900 тысяч заплатит государство инжиниринговой компании, 100 тысяч заплатит предприятие – это серьезная поддержка. Да, потому что обычно предприятие как раз на эти задачи бюджет не формирует, ну или то есть сначала нужно более скажем жизненно важные решать задачи. Именно с этой идеи и был создан механизм региональных центров инжиниринга и у вас фактически он уже реализуется. Там также собираются заявки с предприятий, ищется исполнитель и сам центр инжиниринга не является исполнителем. Да, но только если он не отраслевой, у нас есть специфические отраслевые центры, вот как раз между прочим потом Самара будет выступать, у них реализуется в рамках центра инжиниринга какие-то проекты и свои компетенции, но в общем и целом классическая модель это межотраслевой региональный центр инжиниринга, задача которого собрать заявки как вы делаете, найти исполнителей компетентных и фактически помочь предприятию получить профессиональную высококвалифицированную услугу, потому что, чтобы не страдало качество, да поддержка и государство. У нас вот например из Москвы , из центра инжиниринга, у них вот допустимое финансирование такой вот инжиниринговой услуги 5 миллионов. Т.е. они могут до пяти миллионов предоставлять предприятию на инжиниринговые услуги. Это серьезная уже поддержка для малых и средних предприятий. И это очень хорошо работает. Поэтому если что, если у вас будет желание, обращайтесь вот ко мне лично, потому я курирую как эксперт это направление.
Я сейчас хотела бы спросить, в зале есть сейчас вопросы именно к Алексею и кого есть, пожалуйста задайте.
 

Вопрос из зала: Гаврил, компания “Штоберус” г. Самара, вопрос такой, у вас есть заказчик, есть исполнитель, как осуществляется тесная связь заказчика и исполнителя?

Батраков Алексей Александрович: На одном из слайдов я уже показывал, то есть первичные переговоры, когда у нас есть техническое задание и подбирая компетентного исполнителя, осуществляет управляющая компания, когда управляющая компания понимает, что потенциально исполнитель может решить ту задачу, которая поставлена, да, т.е. он передает контакты. Т.е. я как управляющая компания передаю контакты уже заказчику, и там уже двусторонние переговоры в которые я не вмешиваюсь и даже не спрашиваю – договорились, не договорились.

Кириллова: А вы мониторинг осуществляете все таки результатов? Довольна ли компания? Ну фактически вы свели две части, обратная связь у вас есть от того же заказчика, от инжиниринговой компании?

Батраков Алексей Александрович: Вот смотрите, скажем, с 15 года мы ввели членские взносы в некоммерческом партнерстве от 50 до 150 тысяч в год. Все с 50 тысяч согласились и на сегодняшний день ещё на этих же условиях мы приняли ещё две кампании, ещё три заявки вот у меня сейчас на рассмотрении находятся. И половина членом, т.е. почему вы платите, какую ценность вы создаете, вот они называют вот именно эту ценность, что мы экономим время, т.е. подбирая под их задачи. Само предприятие, оно как всегда, это на менеджера по продажам, он занимается этим по остаточному принципу. В итоге выхлопа от этого нет.

Кириллова: Мониторинг, обратная связь от результатов. НУ у вас сейчас ещё первый опыт ещё. Нету?

Батраков Алексей Александрович: Первый договор есть. Сейчас два этапа завершили. Если говорить о продукте, ну я… Если я разговариваю на уровне с генеральным директором заказчика, я не лезу в детали, но он мне говорит – мы довольны.

Кириллова: Все, это самое главное, мы довольны, мы получили то, что хотели. Это важно.

Батраков Алексей Александрович: Ну статистику конечно мы тоже ведем.

Кириллова: Я бы хотела ещё предоставить сейчас комментарий, чтобы Владимир Иванович сказал, у него есть. И знаете Алексей, мне хочется одно предложение резолюции лично от вас. Подумайте.
 

Батраков Алексей Александрович: Хорошо.

Владимир Иванович: Коллеги, ну хотелось бы просто поделиться некоторым опытом. Первое, те инжиниринговые центры, которые на сегодняшний день успешно выжили, они как правило опираются на какую то ограниченную набор своих компетенций. Одна, две, максимум три. Инжиниринговые компании, которые замахиваются на все и оказывают услуги во всех спектрах, они как правило очень быстро исчезают. Поэтому вот первая позиция, наверно вам нужно выбрать некие приоритеты, да. Тезис второй, виртуальные инжиниринговые центры у многих, я просто по себе вот в какой то степени сужу, у многих вызывает реакцию виртуального инжинирингого центра – виртуальные результаты, за которые платить вряд ли кто-то захочет. Поэтому даже если у вас там техника виртуальная, технологии функционирования- не выносите это в название, не рекламируйте, потому что это как минимум в крупных компаниях с госучастием, где есть ответственность очень серьезная в рамках надзора, они могут с вами не работать только из за того, что в названии есть такие провоцирующие сюжеты.
И значит тезис третий, надо все таки четко фокусироваться на добавлении стоимости, потому что если вы занимаетесь сводом заказчика, ну компании как правило крупные, да, которые готовы заказывать услуги, они не настолько диверсифицированы во времени. Поэтому они один год, два заплатят членский взносы, точно протопчут тропинку до тех компаний, которые им будут реально оказывать услуги и больше в вас нуждаться не будут. Поэтому здесь крайне важно, чтобы инжиниринговые центры были источниками добавленной стоимости, формировали ценность, которую можно продать, а не функционировали в режиме такого вот контакта. На сегодняшний день эти функции очень четко выполняют технологические платформы. В технологических платформах есть экспертные советы, которые как раз сканируют компетенции по всей территории. Поэтому такие компании, как к вам приходят, они там завтра узнают о том, что есть другой способ и могут просто отказаться. И это, спасибо. Надо подумать.

Кириллова: Алексей, я все таки прокомментирую ещё немножко. Вы все таки предложение если есть или потом дадите… Владимир Иванович, я знаю вашу позицию и я очень уважаю позиции МинПромТорга, которая говорит: не, ребята центр инжиниринга это центр компетенции, там узкая направленность. Здесь модель другая. Очень аналогичная той модель, которую лично я внесла, как региональный центр инжиниринга, как раз у них члены малой и средней компании, которым нужна эта поддержка. У них нету сил и времени, у них есть задачи, самостоятельно они их решить не могут, у них нет этих компетенций. Искать компетенции у них нету времени, опять же тз не могут сформировать - это правда. Мы это видим за два года работы и даже в этом помочь, чтобы приоритеты расставить и правильное техническое задание правильно сформировали, мы не найдем исполнителя. Или мы не того исполнителя найдем, надо же четко задачу поставить. В этом нужна им помощь, они , как я понимаю за это готовы в том числе и вступать в кластер, та же и другие задачи, не только инжиниринговые, там есть и другие, т.е. есть вот кластер и управляющая компания, которые создают для этих предприятий дополнительную ценность своего существования, они за это готовы платить. И я как раз, извините Владимир Иванович, я за то, что у нас, почему вот этот механизм действительно – виртуальный, согласна, слово нужно убрать, пожалуйста вы на это обратите внимание. А почему важно такие структуры как региональный центр инжиниринга как раз занимаются, извините за выражение, сводничеством предприятий и инжиниринговых компаний, мостик, они выстраивают мостик фактически. А ещё хорошо если у них есть бюджет, где они субсидируют услуги, это ещё более привлекательно. Как раз мы хотим сформировать рынок инжиниринговых услуг. Заказчик – исполнитель, да. И мониторить, и повышать качество, потому что субсидируя затраты, мы стимулируем рынок, тогда производственной компании легче решиться заказать какую то инжиниринговую услугу, если он получает там 90 или 50 процентов субсидий от стоимости, да. Это не будет, может длиться вечно. У нас просто слишком не развит этот рынок. Я очень давно работаю с Германией, да, я очень люблю их. Они мне рассказывают как у них это работает, у них уже все это работает много много лет, им не надо уже субсидировать.
Потому что люди опять же понимают ценность инжиниринговой услуги предприятия производственного, сейчас у нас производственное предприятие не готовы платить за мозги, вот за железку готовы платить, не за идеи, за решения, мозги – не готовы. Это не очень понятно за что я плачу, типо виртуальное что-то, нельзя потрогать.
Поэтому Алексей, если есть предложение в резолюцию, то пожалуйста принесите, да. Вопрос, есть ещё один вопрос. Хорошо, ещё один и мы идем дальше.

Вопрос из зала: Алексей Александрович, вопрос такой, скажите пожалуйста, вот в рамках инжиниринговых услуг каким то образом стандартизирована система ценообразования или каждый контракт у вас совершенно индивидуальный?

А.А.: Не совсем понял о каком контракте речь,

Вопрос из зала: а, т.е. к вам приходит заказчик малого или среднего предприятия, говорит, нам необходимо вот необходимо найти тех, кто может нам помочь. Вы оказываете им услугу, по гражданско-правовому договору и берете с них за это деньги

А.А.: Нет, не беру.

Вопрос из зала: Все прям бесплатно?

А.А.: Они платят членские взносы как члены некоммерческого партнерства, т.е. они получают право на эту услуга. Это деятельность меня как управляющей кампании.

Вопрос из зала: Вы считаете что малое или среднее предприятие ежемесячно, ежеквартально способно генерировать потребность. Для меня просто, я 5 лет руководил предприятием строительным, я понимаю, что такое малое предприятие, что такое большое предприятие. Вот скажите пожалуйста, а вас малые предприятия в вашем регионе ежеквартально, раз в полгода приходят к вам с новыми заказами на подобные услуги?
Зачем мне платить вам взносы, вот вы когда просто озвучили это, я не понял.

А.А.: Это как один из примеров, да, т.е. некоммерческое партнерство оно не только инжинирингом занимается, там ещё ряд ценностей, которые получают его члены и они т.е. вступают опять же посмотрев на тех, кто уже работает с нами, да.

Вопрос из зала: Хорошо, можно ли эти ценности узнать пошире? Я сделаю вам заявку, вы мне подберете те компетенции, т.е. компании имеющие необходимы скилсы и я выполню свою задачу. А вот понимая, что в ближайший там год мне точно такая задача не потребуется, просто вот платить вам, ну наверно

Кириллова: Ну хороший вопрос, Алесей, надо дать ссылочку на наш сайт, чтобы понятно. Мы же здесь просто про инжиниринг говорим, это кластер который предоставляет много много разных сервисов я бы так сказала для своих членов которыми они пользуются, они за это готовы платить членские взносы, вот и все. А не инжиниринг и подбор там да. Просто мы сейчас в рамках нащей стратегической сессии именно разговариваем об инжиниринге в кластерах и какую ценность он может нести в том числе для предприятия. Да, и как нам этот рынок развить, стимулировать и в том числе поддержать промышленные производственные предприятия, чтобы им доступны были эти услуги. Не просто, чтобы они опять пытались подешевле где то купить и за это страдает и качество, и в конце концов они больше теряют чем приобретают. Какие механизмы есть сейчас в том числе и государственные поддержки, они есть уже, они уже работают. Алексей спасибо большое.

А.А.: Спасибо.

Кириллова: Я сейчас соответственно иду уже дальше и передам, Владимир Иванович, вы хотели что-то ещё сказать? Тогда я дальше передаю слово, у нас директор ГУП , республика Мордовия – Олег Грицай, да пожалуйста. Ваш опыт, ваши мысли по поводу ценностей инжиниринга для предприятий в рамках кластеров и не обязательно в рамках кластеров. Прошу.

Олег: Здравствуйте ещё раз уважаемые коллеги, я рад за представленную возможность рассказать о том опыте, который фактически реализован в республике Мордовия в рамках развития сферы технического кластера республики Мордовия
По теме презентации я значит остановлюсь, это на формирование эффективной бизнес модели инжиниринга, на примере группы компаний “Ладыгинг Ладинг ”. Почему эффективный, это, может быть это субъективное мнение. С моей точки зрения эффективная потому что она во первых интегрирует в себя такие субъекты инновационной деятельности, как научно исследовательские институты источников света, технопарк Мордовии и соответственно все предприятия и участники кластера следовательно технического. Во вторую очередь она реально работает, она реально приносит деньги и выручку, т.е. мы не сводим предприятия, мы делаем реальные проекты инжиниринговые, пусть не большие, и не много. В частности отрадно сказать, что вот находясь на Самарской земле буквально месяца два назад мы закрыли контракт с одной из самарских компаний по разработке световых приборов. Деятельность группы компаний в принципе основана на цепочке формирования ценностей по Портеру, приложенной к инжиниринговой сфере. Т.е. для всех сидящих в зале я думаю это понятно, да начиная от идеи о чем мы говорили у заказчика, потом мы помогаем формировать. Идея может идти либо от заказчика, либо она генерируется как результат прикладных исследований в нашем институте и затем уже на базе этой идеи формируется некая концепция. Концепция трансформируется в модель в техническую документацию в прототип с помощью инжинирингого центра ну и далее понятный процесс это испытание измерения сертификации продукции и вывод на рынок готового продукта.
Либо это под заказ готовый продукт, либо это внутри нашего опытного производства научной партии и так далее. Соответственно в состав группы компаний входит три ключевых участника – научно исследовательские институты источников света Подыгина, которые я представляю, создан был в 1958 году на этапе становления всей светотехники Советского Союза тогда ещё..значит, ну остальные направления деятельности не буду говорить, это видно с презентаций. Бенефициары 100% Правительства республики Мордовия – это инженеринговый центр, вторая компания энергосберегающей светотехники, где непосредственно генерируются проекты, ведется разработка документации, происходит моделирование продукта, технологии, процесса в зависимости от заказа, от потребностей. Соответственно, создан он в 2014 году в том числе и в рамках проекта по развитию кластеров, бенефициарами являются НИИИС Лодыгина и технопарк Мордовии и не давно созданные компании, это центр сертификации светотехнических изделий, потому что без сертификации сложно выводить продукт на рынок, почти невозможно. Соответственно, данная компания, бенефициарами которой являются НИИИС Лодыгина и технопарк Мордовии, нацелена на то, чтобы закрыть полную цепочку оказания инженеринговых услуг. Как мы работаем - достаточно простая и понятная всем модель: к нам приходит заказчик с идеей и с пониманием того, что ему нужно, далее в работу включается инженеринговый центр, то есть генерируется концепция, формируется техническая документация, формируется модель продукта, подключается НИИ с компетенцией, с опытом, с наличием опытного производства, то есть с наличием собственной аккредитованной лаборатории в области светотехники, где проводятся и разрабатываются прототипы, делаются измерения, испытания, передаются далее в центр сертификации на сертификацию продукта, при необходимости делается установочная партия. На выходе заказчик получает либо комплект документации, либо готовый продукт с технологическими процессами, и это светотехника – я сразу говорю, что группа компании работает на конкретной отрасли, либо установочную партию. В начале дискуссии было высказано такое предложение, что в принципе инженеринговые центры должны быть самыми окупаемыми. Я хотел бы показать структуру источника финансирования по итогам 14 года нашей группы компании. Видно, что большая часть - это собственные средства, выручка от реализации. Да, для кого-то это небольшие цифры, это выручка от реализации научно-технических услуг, средства, полученные в рамках субсидии на развитие территориального кластера республики Мордовия, энергоэффективная светотехника, и, соответственно, субсидии, которые выделяются в республике Мордовия на научно-инновационную деятельность. Спасибо за внимание, было предложение у модератора по неким тезисам. Что хотелось бы отметить, на панельной дискуссии Алексей Валерьевич Трошин поднял острую тему, я бы ее тоже хотел здесь поднять – это вопрос о профессиональных специалистах, которые необходимы в инженеринге, я тоже сильно ощущаю их дефицит. Сейчас активно разрабатываются профессиональные стандарты у инженера-конструктора и инженера-технолога. И уже под эти профстандарты, разработанные на уровне РФ, должны затачивать свои программы образовательные вузы. Это очень важно, потому что специалиста, приходящего из вуза, я честно скажу, нужно еще год переучивать, чтобы он мог проектировать хороший продукт. И второе, хоть мы и не договаривались говорить о финансах, форум все-таки экономический, я хотел бы тоже обратиться к федеральным органам власти – очень важно программу развития инженеринговых центров, программу кластерного развития финансировать и поддерживать. Вот только сейчас в 14 году мы инженеринговый центр сфомировали, только сейчас мы можем закрывать проекты, брать какие-то заказы, до этого конструкторы год просто набивали руку, хотя они с образованием, они вроде бы профессионалы. Нужно не менее пяти лет, я считаю, чтобы нормальные инженеринговые центры, нормальные, не те, которые занимаются сводом информации, а реально те, которые занимаются разработками, могли сформировать свою научную конструктно-технологическую базу и могли нормально работать.

Кириллова: Огромное спасибо, можно мне один вопрос как у модератора Владимира Ивановича. Правильно я понимаю, вы считаете, что инженеринговые центры могут выйти на самоокупаемость, но для этого нужен определенный переход фирм к ним, смогут набрать заказы уже со своей компетенцией еще усилить, для этого нужно пять лет. Или это может быть быстрее достигнуто, как вы это видите?

Олег: Я считаю, минимум пять лет, по практике, я и до этого работал на производственном предприятии и знаком был с финансированием разработок. Пять лет – это вообще минимум. Во-первых, становление конструкторов и получение имиджа. Рынок есть в инженеринговых услугах, это не секрет в России, а вот становление имиджа инженеринговой компании – это долгий процесс. Т.е. это через опыт конструкторов, это, скажем так, история успеха через реализованные проекты.

Кириллова: Спасибо, тогда еще один совсем маленький вопрос по кадрам. Вы сказали, что очень важно сейчас вузам делать программу под профстандарты. Совершенно согласна, у нас есть еще идея, мы хотели внести ее в резолюцию, активно в «Инпромторг» ее направляем, касательно поддержки субсидирования и обучения кадров инженеринга, т.е. чтобы компании и инженеринговые центры могли обучать кадры и получать государственную субсидию, ну прям 50 процентов на обучение. Как считаете, могул ли сейчас инженеринговые центры и компании сами подтянуть этот вопрос, а скорее не хватает программ и не хватает профстандартов, что, считаете, в этом вопросе больше всего не хватает?

Олег: Что касается из нашей практики, образовательных центров может и хватает, особенно при вузах, но увы, для эффективных разработок нужны уже те образовательные программы, которые предлагают представители иностранных компаний, в том числе поставщиков программы для обеспечения разработок Sapper и т.д. И эти программы, они очень сильно в сторону качества и глубины обучения отличаются от вузовских программ, но они дорого стоят, поэтому финансировать переподготовку конструкторов и технологов, я считаю, важно и нужно в рамках государства.

Вопрос из зала: Я считаю важным для инженеринговых центров развитие брендинговой поддержки. Тема управления брендом ключевая в мире, потому что развитие от первичной идеи до конечного продукта – это уже кластер. Получается, что инженеринговые центры и кластерное развитие, управление брендом – это уже коммерческий продукт и другие возможности. Получается, нужен универсальных подход, в мире он известен, но его обширно не используют.

Кириллова: Управление брендом самого центра инженеринга или кластера?

Олег: Инженеринговой компании, я так понимаю.

Из зала: Нет, смотрите, у них, например, ключевой бренд – «Ладыгинг-продакшн», это мощнейший, известный с советских времен НИИ, и это уже считается знаком качества. И получается, что это знак качества на любом вашем изделии в том числе и на установочных партиях, везде.

Олег: У нас зарегистрирован товарный знак, который вы видели на самом первом логотипе, и он на каждом изделии.

Из зала: Этому нужно уделить внимание сильнее, потому что это уже управление брендом.

Кириллова: Это очень хорошее предложение, я занесла его в список, его нужно передавать другим компаниям.

Из зала: Вообще это уникальный способ, который эффективно применяется.

Кириллова: Согласна, доверие потребителя – это очень важно.

Владимир Иванович: Спасибо за ваш доклад. Все, что сейчас обсуждается, оно имеет огромное количество деталей и именно в этих деталях существуют некоторые блокировки, это потому, что мы видим траектории развития инженеринговых компаний, и те компании, которые на сегодняшний день активно присутствуют на рынке, как правило, стартуют «под зонтиком». Либо это «зонтик» крупной компании, которая обеспечивает стартовый заказ и говорит: «Коллеги, на три года вы законтрактованы, ваша задача – через три года дать продукт». И они не суетятся, не бегают, они сканируют рынок, но по крайней мере у них есть три года, когда они могут расти, зная, что заказ есть. Либо они имеют ключевого инвестора, который дает им деньги и говорит: «Коллеги, мы от вас не требуем некоторое время возврата денег, мы вас инвестируем, но вы должны достичь таких-то позиций». Крайне редко, когда инженеринговая компания с нуля создается и пробивается на рынок. В любом случае, она попытается воспользоваться некоторыми преимуществами на старте. Что касается инструментов поддержки инженеринговых компаний, вы обратили внимание что в настоящее время большинство мер господдержки не предполагает опережающего бюджетного финансирования. Даже большинство инструментов мер поддержки, которые идут по линии наших отраслевых министерств касаются вопросов субсидирования месячных затрат, сначала идут расходы, потом они предъявляются к возмещению в каких-то пропорциях. Поэтому все равно возникает вопрос источника финансирования, и многие меры господдержки направлены на потребителей инженерных услуг, что если вы купили инженеринговую услугу, вы обращаетесь по соответствующему адресу и получаете возмещение части затрат, которыю вы понесли на оплату этих инженеринговых услуг. Первая позиция – крайне не романтично ожидать, что в современных условиях мы получим государственную поддержку современных инженеринговых центров, она в любом случае косвенная. И что касается образования, я бы тоже хотел сказать два момента. Первое, давайте не переоценивать профессиональные стандарты, если вы их просто прочитаете, вам государственные образовательные стандарты покажутся чрезвычайно качественными. Мы пытались состыковать профессиональные стандарты, которые уже наработаны и утверждены, с образовательными стандартами и видим, что уже есть серьезные моменты по доработке профстандартов, прежде чем под них адаптировать образовательные. И такой момент, если субсидировать или каким-то другим образом оказывать поддержку инженеринговым компаниям на обучение специалистов, скажите, как этих обученных специалистов вы у себя будете держать, рабство отменено, поэтому как только специалиста вы обучите, он будет классным и станет работать там, где он чувствует себя более востребованным. Поэтому на сегодняшний день в рамках кадровой политики мы видим другие успешные практики, когда инженеринговая компания работает с университетом и отслеживает, когда выпускники из групп уходят в крупные компании, и они стараются, чтобы, допустим один уходит в крупную компанию, а его однокурсника берут в инженеринговую компанию, и они через свои сложившиеся коммуникации в большей степени оказывают провязывающую функцию. И на сегодняшний день, проблема, на наш взгляд, не в кадрах для подготовки инженеринговых компаний, а в кадрах для работы в крупных компаниях, которые были способны, работая в крупных компаниях, работать с инженеринговыми субъектами. На сегодняшний день мы видим, что там есть некое отставание, инженеринговая компания развивается быстрее, чем блок крупных компаний. Спасибо.

Кириллова: Большое спасибо, я бы сейчас хотела предоставить слово Александру Анатольевичу Сотникову, потому что конкретный пример успешного развития центра инженеринга, там не только центр инженеринга, там парк активных молекул. У них опыт уже достаточно зрелый, проект развивается больше семи лет, и очень важно, что у них есть опыт получения своевременной господдержки по разным каналам, и из-за этого они успешно и планомерно могли развиваться. Как-то им удается свой проект развивать именно по тем мерам поддержки, которые доступны в данный момент, и они стараются их отслеживать и получать необходимы средства.

Сотников: Мы в 2009 году в Обниске еще до того, как появился кластер, создали декоммерческое партнерство «Парк активных молекул» вокруг компетенции, которая появилась в одной из наших компаний «Медбиофан», где несколько проектов были зарождены от того, что называется активной молекулой, то есть это в пробирке некая субстванция которая воздействует на те или иные процессы в живом организме и получилось так, что на сегодняшний день в Обниске больше 20 этих активных молекул присутствует и в разных регионах страны, это и Москва, и Томск, и Санкт-Петербург и т.д. И ключевая задача, которая стояла перед нами, тем более, что у нас возник пилотный инновационный фармацевтический кластер, как выстроить процесс превращения этой активной молекулы в фармацевтическую субстанцию. Это процесс непростой, сопряженный с рядом нормативных и законодательных ограничений, и этот процесс сейчас перед вами на слайде. В итоге наше агентство в 2012 году вложило первые 14 млн рублей в создание центра коллективного пользования, закупило оборудование а потом через Департамент среднего и малого предпринимательства к этому добавилось оборудование еще на 20 млн и в этом году еще на 110 млн, и в итоге у нас получился такой мощный комплекс аналитического, лабораторного и производственного оборудования, который помогает решать всю цепочку задач по продвижению лабораторной технологии в опытно-промышленную. Нам приходилось ломать много стереотипов при создании. Инженеринговый центр действует как товарищество, то есть это по сути государственное партнерство между нашим агентством инновационного развития, это 100% структура, принадлежащая правительству Калужской области, и двумя ООО, в одном из которых сосредоточены кадры от компании «Медбиофан», где специалисты больше 20 доктора наук, и компании, которые держат площади. В итоге мы действуем на основе договора о простом товариществе, создали структуру, которая сегодня называется Региональный инженеринговый центр и которая достаточно успешно работает в первую очередь с проектными компаниями. В «Парке активных молекул» у нас тоже выработана такая модель, что у нас есть ученые, которые являются носителями проектов, они получают 25% в долю, а остальные 75% используются для продвижения компании по цепочке жизненного цикла. Здесь у нас Институт химико-фармацевтических технологий, Институт патентных исследований, Институт биолого-медицинских исследований и возник научно-образовательный центр Калужского государственного университета, потому что та проблема кадров, которая здесь звучала, она чрезвычайно актуальна. В рамках РИЦ, создав этот образовательный центр, мы вовлекли в него больше 20 студентов, там они проходят производственную практику и научную работу в рамках этого центра, и по сути это будущие сотрудники. Создание инженерингового центра оказало крайне эффективным с той стороны, что за последние два года в проектной компании, которые активно используют сегодня это оборудование, значит, они стали двигаться намного быстрее, привлечено около 400 млн рублей разных инвестиций. «Минпромторг» 4 препарата финансирует в рамках своих грантов, Сколково дал два гранта на эти компании через фонд Бортникова, фонд содействия развитию малых предприятий, только что два проекта в комиссаризации получили частные инвестиции и идут вслед за государственными тоже в эту компанию. То есть 8 проектов уже находятся на стадии активного финансирования. И мы рассчитываем, что этот инженеринговый центр становится стержнем развития пилотного инновационного кластера в сфере фармацевтики. Наши крупные компании, а таких у нас в Калужской области уже 12 заводов построено или строятся в том числе мировые «Новомордис», «Анастеземник», «Берлин Хими» и др, они каждый выбрали 3-4 проекта для инвестирования и ждут, когда пройдут доклинические и клинические испытания. Надо сказать, что фармацевтика и инженерия в фармацевтике имеют свою особенность в том, что конечная цель – не создать компанию, которая будет развиваться, а пройти стратегические испытания и найти инвестора, который будет развивать этот проект дальше в рамках большой фармацевтической компании. К сожалению, других способов продвижения новых препаратов в фармацевтике нет. Спасибо.

Кириллова: Александр Анатольевич, правильно я понимаю, что вы говорите, что ваш центр – это коммерцелизация этих разработок. То есть вы доводите до такой стадии разработку, что есть инвестор, который готов вложиться, это коммерцелизация, правильно?

Сотников: По сути да. Коммерцелизация начинается уже даже с продажи интеллектуальной собственности, как первый этап, а дальше чем выше мы поднимаемся, тем нарастает стоимость этого проекта, но в конечном итоге все эти малые проектные компании, я думаю, исчезну, вливаясь в большую фармацевтическую компанию.

Кириллова: Ну вот позволю себе заметить, что, на наш взгляд, в том числе и инженеринговых центров, это одна из главных функций, чтобы они занимались и проходили этот путь между стадией разработки и уже стратегическим инвестором, у вас это получается, есть ли у вас какие-то конкретные предложения в резолюцию, что не хватает, что помогло бы лучше развиваться, и центрам инженеринговым и инженерингу в целом, в кластерах и не только.

Сотников: Я попробую сформулировать письменно.

Елена Борисовна: Мы были у вас на открытии, очень торжественное мероприятие, нам проводили экскурсию, мы общались с директором Парка активных молекул, я знаю, что сейчас к вам приходят кадры по биотехнологиям, компании с какими-то предложениями. Поскольку мы работаем в более 30 регионах, у нас есть разработки, которые по такой же схеме растут до коммерцелизации, можно ли к вам обращаться из других регионов?

Сотников: Несомненно, можно, потому что наш инженеринговый центр и парк получили статус инженерингого центра Сколково, мы заключили договор, и ключевая цель – привлекать компании со всей России, которым интересны этого рода услуги. С одной стороны, у нас кластер больше химический, но у нас есть 2 компании, которые работают в сфере биотехнологий, количество их растет, строятся новые заводы, так что это направление тоже будем развивать.

Кириллова: Но хотелось бы, чтобы тоже было больше межрегионального сотрудничества в том числе у центра инженеринга и инженеринговых компаний, чтобы они друг с другом дружили и были очень конструктивны, потому что вместе можно делать больше, быстрее, лучше. Мы будем это иметь в виду и рекомендовать и также по этим направлениям к вам обращаться. Я бы в этом ракурсе хотела предоставить слово Елене Николаевне Петровой, так как она приехал к нам из Санкт-Петербурга, и как раз руководитель отдела по работе фармацевтической промышленности технопарка Санкт- Петербурга. Елена Николаевна, как вы видите задачу центра инженеринга в рамках вашего кластера, вашей работы, чего не хватает, в чем нужна помощь, есть ли предложения.

Петрова: Здравствуйте, я представляю Санкт-Петербург, являюсь руководителем отдела по работе с фармацевтическим кластером и являюсь делегатом фармацевтического кластера Санкт-Петербурга. Информационные структуры, особенно инженеринг, у нас были представлены не очень широко, и в 2015 году у нас был создан центр протоципирования на базе технопарка. Также планируется к 2016 году создание трех инженеринговых центров, это ИЦ в области электроники и приборостроения, ИЦ лазерных технологий и ИЦ по микрореакторному синтезу активных фармацевтических субстанций. Я более подробно остановлюсь на ИЦ по микрореакторному синтезу активных фармацевтических субстанций и т.к. я являюсь делегатом нашего фармкластера, я хотела бы широко его представить. В него входят научно-образовательные учреждения, производственные учреждения и у нас представлен на трех экономических сдонах, это Нуидорф – площадь 18, 9 га, это Пушкинская, особая экономическая зона, ну и Новоорловская. Понятно, что фармацевтический рынок является самым уязвимым, особенно по направлению импорта зависимости. Наш фармкластер состоит из двух управляющих компаний, это медико-фармацевтические проекты «21 век» и кластер медецинского технологического приборостроения. Дело в том, что наш кластер – это инновационный территориальный кластер, кластер медицинской, фрамцевтической промышленности и инновационных технологий, но еще раз подчеркну, он состоит из двух управляющих компаний, двух направлений – фармацевтики и медицинской техники. Координатором у нас является технопарк, являющийся спецорганизацией, который оказывает координирующую функцию на кластер. Приоритетным развитием нашего фармкластера является как раз направление фармацевтики на 15-17 годы – это развитие системы кооперации между производственными и образовательными учреждениями. Эта коммуникационная платформа кластера называется кроутсорсинговая платформа и она уже запускается в этом году пока в режиме тестирования и уже будет работать в полном объеме к концу этого года, куда будут привлекаться школы, высшие учебные заведения. Следующее направление – это комплексная разработка в введение образовательных программ на базе фармакадемии, у нас разрабатываются образовательные программы как для основного образования, также для повышения квалификации в рамках дополнительного профессионального образования. Еще одно направление – это создание инженерингого центра для разработки инновационных технологий и лекарственных средств и также одно из наших направлений – это ежегодный партнеринг-форум «Лайфсайнс-инвест», который в ноябре проводится юбилейный пятый раз. Конечно, у нас нет опыта созданий ИЦ, я призвана сюда получить опыт, но много чего, когда мы создавали этот проект, направило нас на правильный путь. А.А. Сотников подчеркнули, что ИЦ – это использование биотехнологий для создания активных молекул лекарственных средств. Наш ИЦ, мы понимаем, что способов производства активных фармсубстанций существует несколько, и вот один из них – это в том числе использование микрореакторного синтеза. Как вы видите схематично, химвещество это сырье методом определенных синтезов образуется активная молекула, активная фармсубстанция, и затем появляется новый лекарственный препарат. И рынок активных фармсубстанций – это импортозависимый рынок. На сегодняшний день у нас закупается 98% импортного производства – это Индия, это Китай, т.е. отечественное производство фармсубстанций находится не на высоком уровне. Соответственно, создание ИЦ позволит выйти из этого тупика и создавать свои новые технологии производства лекарственных средств. Наш ИЦ будет ориентирован на создание активных молекул дорогостоящих лекарственных препаратов, которые более весомо сказываются на бюджете нашего государства, потому что в рамках семейной зоологии один курс лечения стоит сотни миллионов. Соответственно, нам надо выходить из этой импортозависимости, разрабатывать свои препараты и вводить их в лечение.

Кириллова: Елена Николаевна, вы сказали, что у вас есть компетенция, на которую вы можете опереться в рамках создания такого сложного инженерингого проекта, как вы планируете дальше это развивать?

Петрова: Мы планируем создать ИЦ на базе технопарка как структурное подразделение, а площадкой размещения будет Санкт-Петербуржская фармакадемия.

Кириллова: Чего не хватает, на какие господдержки или международной вы рассчитываете?

Петрова: В планах у нас есть создание ИЦ без господдержки, тем более с использованием микрореакторного синтеза очень сложно, и вот объем финансирования, который мы планируем, это почти 446 млн только на закупку оборудования. При предварительных расчетах выяснилось, что окупаемость данного объекта не 5 лет, как говорят, а минимум 10.

Владимир Иванович: Нам кажется, что основной риск не в получении господдержки, а в том, чтобы быстрее размотать клубок проблем и противоречий, который уже есть. Потому что когда создавали кластер, который у вас написан в названии, фактически там произошло некоторое совмещение странных конструкций, плюс там еще соединили субъекты Санкт-Петербургскую и Ленинградскую область, и дальше когда мы на комиссии рассматриваем заявки софинансированию мероприятия, сразу возникает вопрос подтверждения бюджета, поэтому на наш взгляд, проект ИЦ должен быть выведен в правовую плоскость изначально, иначе вы потом на эти подводные камни наткнетесь. По всей видимости, вам ни один инструмент поддержки не поможет, известим, что у вас достаточно масштабный и социально-чувствительный проект. Поэтому как коллеги из Калуги работают в условиях крупного проекта с мультиисточниками финансирования, по всей видимости вам тоже нужно сделать крупный проект, который соединял бы несколько локальных сюжетов, какие-то проекты возможны в рамках дорожной карты по созданию биотехнологий, какие-то в рамках крупных инвесторных фармкомпаний, мне кажется, можно одним глазком подсмотреть за биофармкластером «Северный», это Долгопрудный МФТИ, они умело применяют ряд технологий, в том числе и организационно-управленческих по решению такого ряда задач. Я слышал, что ваш проект будет курировать Маркевич, он входит в состав руководящих комитетов экономической более авторитетной платформы «Цена будущего», поэтому я предлагаю предлагаю обсудить этот проект отдельно на заседании руководящего комитета, сейчас он параллельно проходит в Сочи, мы готовы оказать вам содействие в том, чтобы посмотреть этот проект индивидуально. У нас есть компетенция по подготовке таких проектов предварительно в том числе сейчас реализуется ряд проектов ИЦ, в т.ч. Томского госуниверситета, поэтому нам кажется, что успех вашего замысла во много зависит от того, насколько качественно будет подготовлен стартовый пакет документов. Окупаемости у вас нет никакой, если у вас не будет крупного госзаказа.

Кириллова: Я бы хотела предоставить слово Амалии Махиторян, это уже зарубежный опыт.

Амалия: Добрый день, меня зовут Амалия Махиторян я представитель РИЦ, который базируется на базе политехнического университета Армении, этот центр называется армянская Инженерная лаборатория, я хотела показать вам короткий ролик Извините ролик на английском языке, потом я сделаю короткую презентацию, расскажу вам о нашем опыте, потому что три года назад был создан инженерный центр и вот этот центр решает уже какие-то проблемы, решает какие-то вопросы. Может быть, сначала посмотрим ролик он идет буквально 3 минуты.

Просмотр ролика

Кириллова: Спасибо Амалия хотел еще сказать коллегам, у нас выступает Амалия и еще Алексей Миронов, это как раз это как раз центр инжиниринга автокомпонентов это Самарская область у них есть очень хороший опыт, поэтому я бы еще попросила участников по возможности пожертвовать обедом, чтобы прослушать еще одного докладчика и потом может быть мы еще внесем предложения в резолюцию. Спасибо, Амалия.

Амалия: Вот эти наши лаборатории, которые заверяются армянскими инженерными лабораториями - это был совместный проект, была первоначальная идея. Вот вы говорили о проблемах, проблемы существуют везде в Армении в России я думаю что в разных государствах. И в чём состояла проблема – образование, были в вузы, которые функционировали сами по себе, была промышленность, было производство, они считали, что ВУЗы не готовят специалистов, эти центры были созданы, чтобы соединить все это вместе – образование, кадры и промышленность, то есть почти все вузы имеют довольно-таки хорошие теоретические основы. Но есть сейчас современные знания, и мы решили на базе наших лабораторий получить знание современных технологий, чтобы современные технологии могли использовать те знания, которые есть в наших университетах и создать что-то новое, использовать все новые технологии. Для нас было очень важно, чтобы функционировал этот цикл – школа, ВУЗ, исследование, промышленност.ь Исходя из этого, как бы мы создавали наши лаборатории, миссия была в том, чтобы создать центр, который поднял уровень образования на новый, готовил квалифицированных специалистов, и чтобы эти квалифицированные специалисты могли найти работу в промышленности, которая была поставлена - это создание новейших обучающих лабораторий, создание исследовательских лабораторий, модернизация учебного процесса. Интересен этот проект тем, что что здесь партнерами являются и государства, и частный сектор, и ВУЗ, они совместно реализуют вот этот проект, и в конце концов у нас получились лаборатории, которые называются национальными, и они поддерживают 6 направлений инженерии: это радиотехника, энергетика, электроника, транспорт и существующие лаборатории по основным инженерным направлениям. Мы называем наш центр центром коллективного пользования, потому что в одном центре собрано всё, у нас три этажа образовательных лабораторий, кому интересно, могу потом рассказать, и научные исследовательские лаборатории, и все это функции это подготовка квалифицированных специалистов, помощь стартап- компаниям, возможность решить современные инженерные задачи и этапы проведения мер и активизация существующих современных традиций. То есть сейчас мы являемся аккумулятором в университете, который дает возможность реализовать все вышеперечисленное. Концепция была в том, чтобы чтобы, соединив аспирантуру, бакалавриат и магистратуру, создать обучающие лаборатории исследовательские лаборатории, включить в эту структуру школы, частный сектор, государственный сектор, чтобы подготовить высококвалифицированных инженеров, для этого получить заявки из частного сектора, гранты исследования заказы от государственного сектора, но самым главным здесь было то, что у нас системный подход к инженерному образованию, то есть мы внедрили эти лаборатории в учебный процесс Политехнического Университета. Получается так, что почти все студенты проходят через лаборатории, и у них у всех есть доступ к новому оборудованию для научного исследования функции, есть возможность реализовать идею, партнерство, сотрудничество. На нашем сайте сейчас находится видеоролик, где рассказывается о тех направлениях научно-исследовательской деятельности, с которыми сейчас мы работаем. Получается, что для промышленности это научно-исследовательские лаборатории, оборудованные измерительными и управляющими системами, это возможность получить быстрые и недорогие решения на базе новый стартап компании. То есть получается возможность получить высококвалифицированных специалистов, которые могут использоваться в современных технологиях .

Кириллова: Скажите пожалуйста, как вы, считаете, международное сотрудничество все-таки а как у вас этот процесс налаживается?

Амалия: Процесс этот у нас налаживается хорошо, мы сотрудничаем с очень многими российскими вузами и по программе квалификации делаем совместные научные работы как с российскими, так и зарубежными вузами и предприятиями.

Кириллова: Что мне очень нравится в опыте работе наших немецких коллег, которые как раз имеют очень большую базу инжиниринговых центров на базе технических вузов, то, что они имеют пункт встречи промышленных предприятий и научных своих разработок вот в этих центрах и там постоянно создаются отдельные компании с участием именно крупных заказчиков, Владимир Иванович говорил, что есть у центра есть постоянный заказ, у вас есть такой опыт?

Амалия: У нас такой опыт есть, у нас та же самая модель на основе ее создаются новые стартап компании, которые получают от других компаний предложения.

Кириллова: Прекрасно, это классическая схема, которая работает и развивается.

Амалия: Не быстро развивается, но развивается, сейчас в принципе инновационные кластеры везде, и в Армении в том числе как бы очень активно занимаются всем этим, но лаборатории уже существует два года, проект начался 3 года назад, лаборатория существует уже два года, и как бы вроде функционирует все нормально, это из-за того, что системный подход в обучении и наука и производство.

Кириллова: Это очень важно, что вашу систему смогли упаковать что у вас вытекает одного из другого идет определенному циклу. Мирнов Алексей наш последний докладчик на сегодня. Пожалуйста, Алексей, о вашем опыте, мы поддерживаем данный проект по линии Министерства экономического развития как поддержка развития малого и среднего предпринимательства, очень много предприятий малого и среднего бизнеса именно в производстве автокомпонентов. Я считаю что кластер автокомпонентов, центр инжиниринга очень хорошо развивается, достиг уже определенных результатов, большую поддержку оказывает большому количеству предприятий, мы видим его, специально на день раньше приехала, мы посетили пять предприятий как раз малых и средних производственных, которые занимаются производством автокомпонентов, разговаривали с ними, какую поддержку им необходимо оказать и одну из тем, про которую Алексей хотел рассказать, которые затронули как центр инжиниринга, могут помочь развиваться компаниям, дотягиваться до статуса поставщиков автокомпонентов, в том числе как и все-таки идентификацию производит очень много предприятий, мы видим, они производят только автокомпоненты. А есть смешанные отрасли, где они также со своей компетенцией для работы меня могли бы успешны. На мой взгляд, завоевывать рынки и валютные счета не хватает, в этом нужна поддержка центра инжиниринга, пожалуйста, Алексей.

Миронов: Спасибо. Добрый день. Уважаемые коллеги, зовут меня Алексей Миронов. Я являюсь руководителем регионального центра инжиниринга в Самарской области немного в целом о кластерной политике - мы считаем, что развитие территориальных кластеров в России сейчас как раз одно из условий повышения конкурентоспособности отечественного бизнеса, поскольку позволяет участникам кластера пользоваться различным потенциалом в кластере, это прежде всего доступ к инновациям, доступ ко всем технологиям, которые есть в кластере, и географическое территориальное расположение относительно друг друга, выстраивание кооперации в рамках в течение этого времени, который сейчас ест,ь интеграционная составляющая всех продуктов, которые готовятся к производству предоставления тех государственных услуг, которые мы имеем в настоящее время, развитие каких-то специализированных институтов. Инжиниринг имеет все возможности для ускоренного развития в это время как мы видим инженеринг тот, который сейчас, какая сегментация, это поставка оборудования ,промышленный инжиниринг продукционные инжиниринг, строительный инжиниринг технологический инжиниринг, если кратко говорить об этом, то это тот комплекс услуг, который в настоящее время и мы как инжиниринговая компания предлагаем всем предприятиям, с которыми работаем, начиная от проектов определение технологии это подбор оборудования, это подготовка производства, это сопровождение тех продуктов, которые готовятся к производству и уже непосредственно сам запуск продукты в серию. Мы видим это огромное количество, огромные востребованности в инжиниринговых услуг, к сожалению, из-за нехватки тех ресурсов, в компетенции которые есть у нас на рынке большинство компаний вынуждены обращаться к зарубежным компаниям, которые представлены либо на российском рынке, либо за рубежом, тем не менее несмотря на это есть большой спрос деятельности, спектр услуг расширяется, у нас и то востребованность уже в инжиниринговых услуг она должна быть покрыта этими институтами, которые сейчас развиваются, которые поддерживаются и будут поддерживаться со стороны государства. Если посмотреть в целом по тем отраслям, которые у нас существуют, это электроенергетика, нефтедобыча и транспортировка нефти переработка и машиностроение. Если Вы посмотрите, основные проблемы с точки зрения уровня компетенции монополизации спроса - технологическая отсталость, дефицит кадров у нас основная проблема как раз машиностроение. Как вы знаете, Самарская область имеет основной объем производства услуг именно как раз в машиностроении. Основные проблемы, которые мы видим - это нехватка именно комплексного инжиниринга, необходимость развития собственных разработок и внедрения дефицита инженерных кадров в настоящее время усиливается конкуренция со стороны зарубежных компаний прежде всего Китай, который очень заинтересован с одной страны в сотрудничестве с другой стороны есть ли уже некая конкуренция в оказании услуг и подготовки производства. Эффект, который мы видим, к которому мы стремимся, он в принципе понятен это с одной стороны ресурсное обеспечение, занятость населения, создание новых рабочих мест улучшение в целом инновационного уровня, повышение привлекательности регионов экономическая выгода тех предприятий, которые в этом заинтересованы участвовать, и хотелось бы с нашей страны, чтобы эти предприятия как раз проявляли интерес больше, не обращались, сотрудничали с теми инжиниринговыми компаниями, которые которых мы в том числе развиваем в нашем регионе если посмотреть с целым на мировой рынок. При том объеме, который есть - это 750 миллиардов долларов, и этот объем будет увеличен в несколько раз в 2020 году на долю России. Как вы увидите всего лишь меньше одного процента этого рынка на мировом рынке, если посмотреть инжиниринговые услуги в России это вот примерно так распределяется между энергетикой и транспортной инфраструктурой, промышленным строительством основные сектора, в которых есть эти инвестиции. Рынок инжиниринговых услуг в Самарской области имеет перспективы развития, и мы как бы в рамках развития нашего регионального центра инжиниринга способствуем этому, привлекаем различные государственные программы, на условиях софинансирования оказываем услуги чем это вызвано это сложилось исторически все предприятия которые находятся в Самарской области, исторически не имеют достаточных компетенций, не имеют развитую инженерную структуру, и вот вы можете посмотреть на диаграмму - это вот как раз предприятие имеющее инжиниринговая 27 процентов предприятие имеющее только сторонний Инжиниринг - это 36 процентов и только 37 предприятия имеют собственный Инжиниринг. В других отраслях, в таких как строительство, медицина ситуация примерно такая же. У них есть, конечно, свои особенности есть требования по разработке продукта и требования к утилизации, сроки выполнения экономичности самого проект,а для медицины характерна разработка продукта, который в кратчайшие сроки должен быть реализован, и это должны быть небольшие малые партии, также есть требования по технологии Проведения обучения персонала, занятого в медицине если мы обратимся в сторону опять же Самарской области, это мы хотим ее развиваем в настоящий момент комплексный подход в инжиниринге и от идеи от каких-то решений до разработки продукта разработки предоставления технология оснастки и окончание с запуском непосредственно продукта в серию. Мы располагаемся на территории жигулевской долины вот примерно в этих же корпусах, у нас развито несколько направлений, имеется проектная группа которая занимается непосредственно проектированием, есть группа, которая занимается сопровождением и организацией работ, если посмотреть на все работы которые мы сделали, а мы работаем чуть больше года, около 30 процентов всех работ у нас оставил автопром, остальные работы примерно распределились в этих процентных соотношениях, это была энергетика и медицина и строительство, сельское хозяйство, мы стараемся оказывать услуги предприятиям, которые к нам обращаются в области проектирования в области трансерфинга. Мы реализовали более 40 программ обучения персонала малых и средних предприятий Самарской области, всего обучалось около 700 человек, примерно половина этого обучения была направлена на системы качества, внедрения качества, внедрения системы менеджмента качества, управление затратами, управления персоналом, также были курсы по автоматизированному проектированию, освоение технологий. В нашей области существует примерно год назад создан автомобильный кластер в Самарской области, в который входит уже более 30 предприятий, существует тоже примерно около года, в настоящий момент мы очень плотно сотрудничаем с этим кластером, который с одной стороны имеет свои возможности, мы имеем потенциал, мы можем предоставить организовать взаимодействие с предприятиями выстраивание цепочки кооперации, взаимодействие между предприятием, используя совместные оборудования организации произведения обучение предложение тех компетенции которые есть у нас непосредственно в региональном центре инжиниринга. Одним из проектов таких в этом году мы планируем начать это организация практического тренинга Card Factory это схем по японской компании g-max лидером introduction мировым лидером introduction а практический тренинг будет представлять некую модель сборочного завода, на котором специалисты вновь прибывшие на предприятие которые уже работают, могут отработать различные элементы организации улучшения производства. Если смотреть на все процессы которые, мы предлагаем в настоящее время это фактически от идеи до запуска продукт,а разработка макро выполнимость проведения различных видов расчетов проведения испытаний и валидация самого продукта, здесь краткая сейчас просто что мы в настоящий момент делаем это проекты которые мы выполняем и уже его автопроме в сельском хозяйстве это проектирование различных деталей из пластика или металла проведение всех видов виртуальных расчетов термодинамика шум и вибрация и прочность, пассивная безопасность, это проведение, оценка потребительских свойств в сборе на объекте, это проведение организации испытаний прототипирование изделия которые необходимы для определенной стадии развития валидации конструкции и соответственно валидации готовых изделий проведения измерений проведения реинжиниринга для оснастки, для тех изделий, которые необходимо внедрить в производство, разработка модернизация технологического оборудования предприятий которые уже запущены, которые имеют свое производство но уже нуждается в какой-то оптимизации, анализ производства, разработка и модернизация сварочного оборудования систем хранения это Таро, конвейерные системы, проектирование из форм штампов что очень актуально для Самарской области, поскольку достаточно много 4 у нас так скажем линии, например, Рено и Nissan, на которых производятся автомобили, значительный объем который требует соответственно и разработки, и внедрения технологий и соответственно дальше выпуска продукции. Подводя итог, можно сказать, инжиниринговые компании в том числе и региональный центр инжиниринга, выступая на рынке инжиниринговых услуг в качестве посредника между между участниками инжиниринговыми компаниями и компаниями, которые непосредственно занимается производством, преследует уже те же цели - это повышение конкурентоспособности предприятия регионов, а также повышение уровня инновационных составляющих непосредственного измерения новый высокотехнологичных решений. Спасибо.

Кириллова: Коллеги, что хочется повести как резюме в нашем круглом столе, то, что у нас ИЦ развивается, они развиваются по разным моделям, мы собираем лучший опыт. Сейчас государство вкладывает деньги в эти направления, а мы сейчас уже смотрим, что получает эффективнее, и государство конечно будет поддерживать те центры, которые показывают набиольшую эффективность. С другой стороны, мы не должны рассчитывать всегда тольк на государственный деньги. Мы понимаем, что развитию ИЦ сейчас нужна поддержка и государство это понимает. С другой стороны нам очень важно сейчас именно раскачать рынок, поддержать заказчиков, чтобы их интересовали эти услуги, поняли, какую они получают пользу от них, экономическую прежде всего, чтобы потом они были готовы сами их заказывать и тратить на это деньги.

 

 

 

*