Рабочее совещание авиационно-космических кластеров России

Фото

Видео

Стенограмма

Скачать стенограмму

Зал 4. Круглый стол 3.

Михеев Юрий Дмитриевич

Произошли изменения в последние два дня, связано это было со следующем, сейчас Минпромторг, и в частности, зам министра Богинский Сергей Иванович, программа связана с мероприятиями по развитию поставщиков и структуризации цепей поставок. Одна из контрольных точек этой, относительно объемной программы, где задействованы все холдинги, все игроки, имеющие отношение к отрасли, планировалась провести на площадке форума. Буквально до последнего момента мы планировали с Андреем Ивановичем и структуру, и решения, и всё остальное. В последний момент руководство не отпустило Андрея Ивановича на этот форум и пришлось в какой-то степени его заместить. Этим круглым столом мы сняли ряд планируемых докладов, изменили статус с открытого на открытое. Очень актуальный стол, посвященный проблемам кластерной политики, в авиастроительной отрасли. Спасибо.

 

Довгий Владимир Иванович.

Если я правильно услышал выступление, то формат мероприятия не меняется, по итогам появится протокол, соответственно виде-, аудиозаписи помогут нам расшифровать кто выступал и что предлагал. И мы доведем идеи, прозвучавшие здесь до руководства Минпромторга.

С учетом того, что темы круглых столов где-то повторяются, если где-то будут повторы, я предлагаю, если они крайне важные, то их осуществить.

На предыдущем круглом столе мы обсуждали формат крупных компаний, формат малого и среднего бизнеса, как они взаимодействуют между собой. Мы все понимаем, что кластеры, они все опираются на ключевые предприятия, предприятия ключевые в регионе, предприятия ключевые в отрасли. Если брать применительно к самарской области, то одним из таких значимых предприятий является ОАО «Кузнецов». Я бы хотел сейчас предложить слово для выступления представителю данного предприятия, заместителю генерального директора, управляющего по IT-технологиям, Шишову Александру Вячеславовичу.

 

Шишов Александр Вячеславович.

Хотелось бы что отметить, мы уже некоторое время работаем, как участники кластера в составе и со стороны предприятия тут может быть небольшое отступление от стратегических тем, которые звучат сегодня на форуме. Со стороны предприятия уже достаточно четко видно, какие на сегодняшний день можно отметить интересы и результативные направления. Одно из таких направлений, это, так называемая технологическая подготовка производства, потому что мы перегружаемся, перед нами стоят серьезные задачи: увеличивать производительность, увеличивать объемы и всё это крайне тяжело делать с учетом исторических факторов, где у нас есть основание, оборудование и подходы к некоторым современным теологическим приемам и так далее.

На предприятии крайне тяжело осваивать новые подходы потому что всегда есть огромнейший объём текущих вопросов и текущих задач. Мы попытались вынести в кластеры конкретно с академии на освоение инновационного продукта, инновационного подхода как такового, разработки технологического процесса на конкретной аудитории.

С точки зрения результата для предприятия он, конечно, капля в море. С точки зрения подхода очень эффективно себя оправдывает, потому что можно потом масштабировать, распространять, говорить о программах обучения, результативном опыте, либо делать выводы о том, что нужно модифицировать.

Следующий вопрос, который крайне важен для предприятия, это мы, как в кластере, так и в холдинге по кооперации в объём заказов занимаемся другими предприятиями, совместной деятельностью. И здесь есть различная в подходах и в версиях программы продуктов. И вот уже нужно сказать определенное спасибо, что если мы на начало года писали различные документы о том, как мы будем сдавать наши результаты по проекту с учетом расхождения версий, то сейчас по версии их подтянул Симмонс. Симонс у нас сейчас тоже здесь присутствует на форуме, а у нас задача упростилась на паре. С другой стороны, остается масса вопросов, как найти подходы к оптимизации этого взаимодействия. То взаимодействие, которое нам диктует наш опыт, которые на самом деле яркие, положительные моменты имеет ещё в Советском прошлом, они сейчас немножко устаревают и работают не на тех скоростях. И вот по подходам, здесь тоже хотелось бы эффективный обмен при участии каких-то интеграторов, что собственно тоже уже начало происходить, пока ещё ярких примеров пока докладывать не буду, но пути уже совершенно четко просматриваются. Отдельно хотелось бы отметить, что есть такие совершенно перспективные, новые направления в программном продукте. Сейчас я говорю конкретно, что буквально недавно у Симмонса появилась программа для осуществления, так называемый, кос менеджмент, который вызывает интерес и просто так предприятию выделить время и ресурсы для освоения крайне затруднительно, а тема интерес безусловно вызывает. И поэтому здесь надежда на то, что сумеем скоординировать здесь усилия, распределить их. Часть вынести в любом формате на кластер, чтобы нам удалось это движение сделать быстрее.

 

Довгий Владимир Иванович.

Вы представляете, как это сделать в терминах действий, да? Чтобы организовать такую программу нужно решить, что решить? На каком уровне? Попадает ли это в логику поддержки для высокотехнологичных компаний? Или пока у вас есть общее понимание проблемы, но нет решения?

 

Шишов Александр Вячеславович.

Нет, Владимир Иванович, я просто старался выступить короче. Дело в том, что проблема, конечно, сегодня разбита достаточно четко по направлениям и здесь нужно участие на всех уровнях. Над этим мы как раз работаем, они к нам имеют повышенное внимание. Я думаю, что мы будем одними из первых, кто пойдет в след за «Салютом», по этому положительному опыту. В некоторых узких моментах нам здесь Поволжская инженерная академия оказала содействие. Поэтому на сегодняшний момент, пилотный момент на трех справочниках у нас уже отработан на предприятии.

По уровню министерства, есть очень много вопросов, которые здесь сейчас не совсем интересно по форме, но всё равно я озвучу. Здесь тоже нужна помощь, помощь нужна в части стандартов и, наверное, в направлении, так называемого, первого предела, всё-таки мы Гос оборонное предприятие и у нас масса ограничений. При чем уже сейчас видно, что здесь вопрос не в государственной тайне, как таковой, а в быстром оформлении документов. На ускорение этих процессов, то есть мы пишем эти запросы. Но в рамках законодательства, эти вопросы крайне медленно решаются. Здесь нужно взаимодействие с министерством, потому что заводов здесь не хватит. По стандарту последнее выступление, которое у нас было, аудиторы по стандартам качества, в принципе, сами задали вопрос, которому мы уже давно сопереживаем на протяжении последних полутора лет. Стандарты по качеству не предусматривают жесткой привязки к IT-платформам. И информационные системы нужны, но регламентами и стандартами не обговорены: в каком объеме, как классифицировать, на сколько это рекомендательно, обязательно. Пока всё скатывается в то, что это рекомендательные требования. На самом деле получается, что стандарт качества существует на бумаге и существуем мы, где пытаемся найти действенные подходы, современные программные продукты, которые в прямую сейчас на уровне стандартов не связаны.

 

Довгий Владимир Иванович.

Но есть сейчас возможность и политическая воля, для того чтобы в рамках кластера собраться и выработать хотя бы на каком-то уровне общее программное обеспечение и те стандарты, требования, которых придерживаться, для того чтобы снимать барьеры меж кластерного взаимодействия. Мы понимаем будущее, но погрязли в том, чтобы за десятилетие накопили разную инфраструктуру, развили, и когда ничего не делать дешевле, чем пытаться снимать барьеры.

У вас был ряд проектов, которые, как мы понимаем, вы реализовывали при поддержке Минобранауки. В сфере повышения производительности и они тоже имеют возможность масштабировать, там тоже есть определенные требования к кредитации.

 

Шишов Александр Вячеславович.

Мы по линии Минобра имели очень удачный проект, работает он у нас до сих пор, но единственное нам не удалось на сегодняшний момент распространить его на все цеха. Хотя на всех уровнях, комиссии, которые у нас были, все форумы и круглые столы отмечают это, как безусловно положительный опыт и беспрецедентный. Мы занимались внутрицеховым планированием и с полной автоматизацией для формирования заданий. Эта тема до сих пор остается очень актуальной, но одному предприятию не хватает сейчас ресурсов, чтобы масштабировать это. Хотелось бы отметить, последняя ваша реплика абсолютно справедлива, но здесь вопрос не в унификации, что мы должны на один тип железа или на один какой-то конкретный программный продукт, здесь должен быть акцент именно на стандарты, потому что предприятиям крайне затруднительно, даже если они хотят поменять платформу, сделать это быстро, с них никто не снимал задачи по выпуску продукции. Задача сложная, потому что параллельно с этим задача повышения производительности. Поэтому здесь имеет смысл не жестко искать общие решения с одной платформы, а сейчас наводить именно стандарты и подтягивать по стандартам, требованиям, чтобы программные продукты, которые используются на каждом предприятии, в том числе участники кластера, чтобы они имели стандарты взаимообмена, стандарты по самим программам продукта, по техническим средствам. Которые были бы понятны, и которые упрощали бы нам взаимодействия между друг другом.

 

Михеев Юрий Дмитриевич.

В двух словах, что делаете сейчас, в том числе при участии кластеров? В Минпроторге создана небольшая рабочая группа, которая занимается проработкой мероприятий по развитию цепей поставок. Получилось, что это проект оказался заметно шире, что касается даже структуры холдинга. При этом в рамках вот этой инициативы работают три направления: одно направление сегодня обсуждалось в лице дирекции по закупке «ОАК» и дирекции по закупкам, дирекции качества «Вертолетов России», как основных финишеров, которые должны разработать определенные требования к качеству, к логистике, и другое направление было представлено господином Сервиковым-это инкубирование и реструктуризация цепей с учетом аутсорсинга, и профильных переделов продуктов. Третье направление не менее важно, это направление, которое курируется «Вертолетами России», но в плотной связке с «Технодинамикой» - это требование к инжинирингу, при этом не только сами по себе требования гармонизации информационного пространства, и требования функциональные к проектному менеджменту, механизму проектирования и так далее. Но и ряд пилотных проектов, например, вертикально интегрированный проект междисциплинарного проектирования «Иркут», «Технодинамика», «Авиаагрегат». Мы наталкиваемся на группу самых разных барьеров, но тем не менее удается их как-то преодолевать. Имеются уже ряд конкретных головных протоколов, подписанных Бандитским, по трем направлениям, которые я обозначил ведется работа.

 

Довгий Владимир Иванович.

Мне кажется, что после этого форума можно подумать, что же можно предложить в рамках меж кластерного взаимодействия. Нам нужно обменяться теми проектными идеями и направлениями, которые тесны в рамках одного предприятия. Есть вопросы и дополнения к докладчику?

 

Сотрудник Министерства экономического развития Самарской области.

Владимир Иванович, вы сами ответили на свой вопрос. Когда задается вопрос: способен ли кластер сформулировать общую проблему, как правило в результате получается то, что сказал Юрий Евгеньевич. Каждый говорит про свою проблему в частности. Выявить общую проблему крайне сложно. И на лицо те протоколы, которые получаются с заседаний кластеров. Проблема не сформулирована общая, а нам в Министерство экономического развития РФ с предложениями от области идти не с чем. Очень бы хотелось, чтобы такие совещания приводили к формулировки общей задачи, на которую можно было бы формулировать мероприятия по её решению.

 

Довгий Владимир Иванович.

Мне приходится работать в составе комиссии, в том числе по отбору мероприятий по поддержке в рамках инновационных кластеров. Наблюдается активность в период либо отчетности, либо в период ожидания мер поддержки. И в этой части, когда идут краткосрочные всплески, зачастую мы видим, что кластеры близкие по отрасли начинают работать локтями и говорят: «Вот нам нужно создать n-ое количество рабочих мест. Нам необходимо такими-то темпами повышать производительность труда, не снижая себестоимость». И зачастую за такими правильными, но универсальными формулировками не видно сути. Наверное, мы обречены работать либо какими-то локальными, трудоемкими и очень дорогостоящими проектами, которые решают краткосрочные задачи, либо выйти на сетевую модель решения крупных проблем, которые иерархически выстроены и взаимосвязаны между собой. Наверняка возможно некоторые проблемы вынести на меж кластерное взаимодействие, потому что они чрезвычайно индивидуальны. Но есть ряд проблем, в том числе по регулированию, по стандартизации, по подтверждению качества, которые касаются отраслевого сегмента, они не привязаны к конкретной территории. Мы дошли до такого уровня, чтобы сделать перезагрузку внутри кластеров и проектов, которые нуждаются в решениях меж кластерного взаимодействия. Значительная часть вопросов требует поддержки на уровне министерства, либо требуют поддержки ресурсного подкрепления через материнскую компанию, через решение других интегрированных структур.

Чтобы не нарушить некую логику рассмотрения, мы предоставим слово Дмитрию Юрьевичу Колодяжному. Мы знаем, что в «Объединённой авиастроительной корпорации» самарский кластер не один. Сейчас очень серьезная инициатива идет от городских властей по Москве, по развертыванию авиационнокосмического кластера. Сейчас с одной стороны трудности, а с другой возможности раскрываются в связи с созданием Национального исследовательского центра в области авиастроения. В этой части стратегические видения дальнейшего развития, в том числе технологий в «Объединённой авиастроительной корпорации» может подсказать и кластерам, какие изменения их ждут и какие надежды они могут питать.

 

Дмитрий Юрьевич Колодяжный

Хотел бы сгладить некоторые замечания, которые до этого здесь высказывались. Нет абсолютно никакой конкретики. Я бы сделал конкретное предложение по меж кластерному взаимодействию, а дальше дополнил мнение представителя ОАО «Кузнецов», потому что мы как представители корпорации именно никак завод «Кузнецов», а как корпорация заинтересованы решать ещё мероприятия именно в рамках самарского кластера.

И так по меж кластерному взаимодействию, как сказал Владимир Иванович, мы активно работаем не только в Самаре, достаточно активно представлены ещё в ряде регионов и в данном случаи, если говорить о моей идеи, то речь пойдет о Пермском кластер. Дело в том, что в рамках Пермского кластера у нас реализуется сейчас, то есть все стендовые испытания там пройдены, начинаются летные испытания, двигатель БД-14, который закладывает наше будущее в области гражданской авиации и газоперекачки, распределенной энергетики на несколько десятилетий вперед. Этот проект был достаточно сложный, у него были какие-то огрехи и нюансы, но его можно считать успешным, с точки зрения территориально распределенного проектирования, которое достигло достаточно хорошо всех технических характеристик, которые были заложены. И тем самым я подложу идею, что у нас в Пермском кусте в той или иной степени проработки уже сейчас имеются определенные наработки с точки зрения стандартизации и подходов к распределенным конструкторским проектам. Поэтому в принципе, с точки зрения, взаимодействия кластеров, можно было рассмотреть, как сюда передать с точки зрения конструкторского распределенного проектирования, такие же вещи могут дополнить «ОАК», потому что у них точно так же проект «Сухой Суперджет», он точно так же достаточно сложен, достаточно территориально распределен и он ещё дальше ушел уже с точки зрения реализации. Там более продвинута технологическая часть. Дальше можно было бы в рамках Самарского кластера, все эти вещи, связанные и с конструкторской частью, и с технологической подготовкой производства. И дальше их уже наоборот предложить тому же Пермскому кластеру, который точно так же с удовольствием поделившийся конструкторской частью, примет наработки в области технологий. Это что касается абсолютной конкретики по меж кластерному взаимодействию.

Если говорить о планах корпорации на этот год, то есть в рамках Самарского кластера, то я говорил, что у нас выделены девять основных направлений, с точки зрения создания научно-технического задела, один из которых является электрический ГТД- это такое широкое понятие и оно объединяет все интересы наших конструкторских бюро и мероприятий в области и всевозможные обвесы двигателя, с точки зрения электрики-это выработка энергии, всевозможные стартеры, генераторы, трансляции электроэнергии и так далее. У нас стоит в планах провести заседание профильной группы по электрическому ГТД, которое будет объединять всех специалистов наших предприятий и КБ. Здесь, на базе Самарского Аэрокосмического университета, такие проработки ведутся сейчас, и я считаю, что к концу году мы это мероприятия здесь реализуем.

И ещё один абсолютно конкретный проект, который уже реализуется на Самарской земле при помощи Министерства образования и науки РФ. Я думаю, что всем будет интересно познакомиться с проектом порошковой гетеро фазной металлургии, проект реализуется на базе меж кластерной платформе, потому что научная часть делается в Институте лазерных и сварочных технологий Санкт-Петербургского политехнического университета. Индустриальным партнером и площадкой для отработки этих технологий является ОАО «Кузнецов». Всё это отрабатываться будет здесь, то есть первая машина к концу года поступит на завод. В следующем году поступит вторая машина. Я неоднократно получал всевозможные письма поддержки, и поддержка оказывается со стороны правительства Самарской области. Почему я именно его пропагандирую? Это является определенным скачком в области востребованных и полезных агентивных технологий. Если этот проект будет успешно реализован, то это даст реальный скачок в области агентивных технологий, во-первых, переведя их в промышленное русло, потому что производительность таких установок, которые сейчас закладываются по этому проекту-это приблизительно восемнадцать килограмм в смену против четырехсот-пятисот грамм, которые дают сейчас современные технологии, плюс там полностью отсутствуют ограничения по размерам, могут выращиваться детали абсолютно любого размера. И востребованные в том числе не только двигателестроение, а авиационная промышленность. Вторая установка планируется с рабочей камерой 2,5х2,5-3,5 метра, то есть наши возможности она все закрывает, но для «ОАК» она тоже открывает достаточно серьезные возможности, поэтому я считаю, что в рамках кластера проект рассматривается с точки зрения отработки ряда технологий здесь, на Самарской земле, но я считаю, что вот этот проект может быть интересен именно вот как для взаимодействия между участниками кластера, в первую очередь я имею ввиду «ОАК» и «РосКосмос», так и для дальнейшей его трансляции на другие предприятия отрасли вне Самарского региона.

 

 

Участник круглого стола.

Уважаемые коллеги, если говорить о кластерах, мне довелось в течении трех лет, и я продолжаю быть членом совета Железногорского кластера, благодаря НТИ, в какой-то степени погружаться в дела Комсомольского кластера. Дальневосточное агентство инновациям и «ОАК» здесь провели в мае очень толковый недельный семинар, он прошел в Москве и был посвящён кластерному делу. Послушали лекции коллег об опыте Кореи, Японии и Китая. Я недавно посмотрел очень грамотную стратегию социально-экономического развития Татарстана, где эта тема тоже поднимается. И хотел бы сказать, что нужно говорить о людях гораздо более сосредоточенно, о человеческом капитале. Если говорить про любой из кластеров, кажется, что высококвалифицированных специалистов не хватает. Специалисты мирового уровня приезжали бы сюда вместе с семьями, хотя бы на год, на несколько лет. Такой практики тоже мы не видим. Безусловно есть люди среди наших рядов, которые за границей поработали и перенесли сюда свой опыт, но так чтобы Нобелевский лауреат приехал и поработал бы вместе с нами, такого мы не знаем. Есть один-два примера по Москве. И здесь нужно разговаривать о мобильности, жилье, системе образования, о новых ВУЗах, возможно о филиалах зарубежных ВУЗов, нужно говорить о системе здравоохранения, чтобы из соседних регионов приезжали сюда учиться, потому что здесь лечат совершенно замечательно, появились новые клиники. Во вторую очередь нужно разговаривать о технологиях и прочих вещах. Мне кажется, что кластерная тема тесно связана со стратегиями развития регионов, в Татарстане вот это есть, мы видим некое новое качество. Там совершенно по-другому зазвучала IT-тема и есть надежда. Многие из нас там бывали и видят, что студенты уже учатся. Я знаю примеры того, что молодежь переезжает из Москвы и Питера туда работать. И тогда тема заживет по-новому. Мне кажется, что ещё недостаточно сильны лидеры кластеров. Если об этом разговаривать, так нужно лидеров слушать и надо, чтобы они выступали и рассказывали о чём-то. Я знаю, но не стану кластер называть, приехали просто попросить денег на какую-то конференцию. Вы знаете, недавно Минэкономразвития проводил конкурс между кластерами. Финансовую поддержку высказывал, мы были все готовы внутренне этому кластеру помочь существенно несколькими десятками миллионов рублей, но попросили там денег на конференцию. Мне представляется, что это очень важно. Потом это тесно связано с региональной авиационной системой, это очень тесно связано с университетами. Мне представляется, что университетскую нотку нужно сюда привносить. Там ряд инструментов есть инновационного развития, тех, которые предприятия наши не задействуют.

 

Довгий Владимир Иванович.

Среди участников есть представители Хабаровского кластера? Авиационного и судостроения? Мы сейчас пойдем по кластерной тематике: Самарская область и Пермь. Было бы важно понимать-это такое искусственно созданное формирование или там есть темы меж кластерного взаимодействия.

 

Участник круглого стола.

Мне представляется, что тема кластера там безусловно не искусственная. Вот эту работу, которую начал «ОАК» по привлечению туда резидентов-это хорошая вещь. Есть Дальневосточный университет путей и сообщений-это вполне себе площадка для развития. Моя компания сейчас пишет стратегию инновационного развития Хабаровского края, мы там предлагаем на острове Большой Уссурийский создавать университет типа Иннополиса. Иннополи 2, потому что IT-тема сейчас нужна везде и в рамках НТИ заводить туда производство и разработку конечной продукции, в том числе там беспилотных аппаратов, судов на воздушной подушке, поскольку Хабаровский край отличается ещё чем, там порядком шести тысяч производственных технологий из них единицы разработаны на месте. Там неплохая школа математиков, экологи есть, но главные, я имею ввиду, авиастроительные, судостроительные, они же все в Москве. То есть самостоятельного там нет особенно ничего. Мне кажется, что если использовать опыт Кореи, максимально создавать условия, чтобы хотя бы люди приезжали и несколько лет там жили, то эта тема вполне себе может там заиграть.

Хочу сказать, что ракету «Союз», которую отправили сейчас, но ехать сорок дней из Самары, туда тащить, но это же уму не постижимо. И Байкало-Амурская магистраль перегораживает. Почему РКЦ «Прогресс» не может там иметь своего завода? Если есть такие возможности. Нужно развивать Дальний Восток, нужно мыслить страной, а не только своим предприятием.

 

Участник круглого стола 2.

Вообще, на самом деле вопрос немножко поглубже. Вы спросили про Комсомольск на Амуре, у нас в Иркутске есть кластер. Участник этого процесса, инициатор, например, кластера в Иркутске машиностроительного, вот территория опережающая развитие на Комсомольске, ну и подписание наших соглашений по развитию кластера в регионах, у нас сейчас и порядком восьми. Недавно подписали соглашение в Жуковском. Тема человеческого капитала, она ключевая и в том месте, где мы создаем кластер, она лежит у нас на первом месте. Например, в Иркутске, из ста семидесяти гектар земли, которые мы сейчас под кластер, под технопарк в рамках вытягивающего проекта заложили, под жилье в формате малоэтажного строительства зарезервировали более пятидесяти гектар. Та же самая идеология закладывалась в территорию опережающего развития Комсомольск, где опять-таки пропорции 40% - это производственные площади, 40% - жилье, социальная инфраструктура, 20% - рекреация. Так примерно структурированы жизнеспособные кластеры во всем мире. Если вы приедете в Китай, то там кластер – это социосреда, где очень комфортно жить людям и, где производятся инновации. В этом смысле – это не промышленные регионы, это комфортная среда для проживания. И нам, конечно, к этому восприятию ещё идти и идти и в этом направлении работать. Что за кластер у нас сейчас и почему нет проблем. Мы по сути сегодня говорим о территориально-промышленных комплексах, которые созданы в Советском Союзе. У нас создана отрасль, она существует, есть взаимоотношения между поставщиками, такими традиционными нашими, но и более-менее всё в порядке здесь, самолеты строим, и вот пятое поколение наших продуктов. Во всем мире кластер – это образование, которое формируется снизу. То есть мы его сверху создаем, Минэкномразвития преследует определенные цели, то во всем мире создаются кластеры малыми и средними предприятиями. По сути везде это кластер поставщиков в формате малого и среднего бизнеса, которому выгодно, чтобы их интересы представляла какая-то надстройка, которая обеспечивала бы меж кластерное взаимодействие, не надо каждому заказывать маркетинговое исследование, достаточно нанять специалиста из ведущей компании, он сделает это за гораздо меньшие деньги и затраты раскинутся между всеми участниками. Когда мы говорим о рекрустуризации, переходе на новую индустриальную модель и о кластерах, технопарках, как инструментах перехода на новую индустриальную модель, мы под кластерами понимаем уже новое восприятие кластеров, когда это ассоциации поставщиков, многоуровневые, многочисленные и в формате того же самого малого и среднего бизнеса. Из этого понимания есть ряд проблем, которые действительно нужно сейчас обсуждать: первое, то что сегодня высокотехнологичный малый и средний бизнес, преимущества работы с которым все мы видим в виде снижения накладных расходов и в виде очень большой гибкости. Инновации они такими, относительно небольшими командами развиваются. Преимущества есть, вопрос в том, как это организовать. На примере того же самого Комсомольска на Амуре, столкнулись с тем, что мы привлекли туда резидентов, там суммарный объем инвестиций, который удалось привлечь, порядка шести миллиардов рублей. В развитие механообработки, инструментное обеспечение, оппозитные материалы и так далее. Шесть миллиардов это те деньги, которые мы не потратим по федерально целевой программе, или по инвестиционному бюджету. Это цифра очень существенная, по плану технического развития, он там за три года половина этого бюджета. Наши поставщики потенциальные, те инвесторы говорят: «Нам нужны гарантии, нужен долгосрочный контракт. Мы сейчас начинаем инвестировать сони миллионов рублей. Производство мы запустим в 2018 году. Соответственно мы должны понимать, что у нас эта продукция будет закупаться. Да, ниже себестоимости, мы готовы поставлять её вам. Но нам нужны гарантии того, что по крайне мере пять лет, соответственно будете закупать продукцию и те инвестиции, которые сейчас привлекаем мы вернем». Наши юристы на последней стадии подписания долгосрочного соглашения мы завернули. И эта проблема, её нужно решать, вносить. Особенно к тем производствам, к новым рабочим местам, к новым предприятиям, к новым производствам.

Вторая вещь, с которой мы столкнулись на сегодня-это высокие очень риски управления. Когда мы отдаем аутсорсинг и развиваем систему поставщиков, необходимо соответствующая система управления: цепями поставок, поставщиков. И это достаточно сложный, наверно, программный продукт, который бы позволял выстраивать оптимальный цепочки поставок. Эту тему тоже нужно поднимать и с Минпромторгом обсуждать.

Третья история заключается в том, что на самом деле Объединенную строительную корпорацию, площади, которые у нас есть, суммарно объем площадей всех предприятий «ОАК» превышает объем площадей всех предприятий мира. У нас очень серьезные объемы, в частности и мощностей и, соответственно площадей. По нашим оценкам, порядка 50% этих мощностей и площадей, так называемого, общемашиностроительного профиля. Производство, которое к авиации имеет очень опосредованное отношение. Во всем мире это передано на аутсорсинг. Когда мы говорим о кластерах, мы подразумеваем, что всё это перейдет и будет производится участниками кластера. Дальше появляется вопрос, как появятся эти участники, как появятся эти поставщики на механообработку. И здесь есть альтернатива. Либо мы рядом выделяем сто семьдесят гектар и там сто гектар под производственную площадь, и существующим площадям, которые уже превышают все мировые, добавляем новых поставщиков, инвестируем туда средства. И собственно идет дублирование тех инвестиций, которые уже осуществлены государством, старые Сталинские индустриальные модели, в которых мы живем и новые поставщики в формате малого и среднего бизнеса, либо мы задействуем те ресурсы, избыточные площади, которые у нас сегодня имеются. И в этой части возникает проблема, которую я бы хотел обозначить, выделяя на аутсорсинг, создавая спинофы, мы сталкиваемся с непреодолимым препятствием в виде оборудования и основных фондов, закупленных по федеральным и целевым программам. Если смотреть на предприятия, как правило эти инвестиции, которые последние несколько лет мы активно делали, они не в каком-то месте сконцентрированы, они очень таким решетом практически по всем переделам и по всем производствам разнесены. И в этой части, мы что-то с этим сделать не можем. Это будет нецелевое использование средств и соответственно, не передать в аренду, даже если это неэффективное использование, ни вложить в уставный капитал какой-то дочерней компании, и не тем более продать. При чем там, цех, может быть, пять тысяч квадратных метров, там по ФЦП один участок сделан, но он в центре где-то находится. С этим сделать практически ничего невозможно. И в этом смысле, то чем мы занимаемся, это как раз создание технопарков и кластеров на базе этих избыточных площадей. Так вот, чтобы эта идеология реализовалась, необходимы законодательные инициативы, которые бы позволяли работать с теми объектами, которые созданы при поддержке правительства. Более того, Минпром уже до этого понимания дошел, та целевая программа, которая на сегодня есть, и которая была, это по сути консервирование той индустриальной модели, в которой мы живем. Потому что, продолжая вкладывать деньги, в действующем законодательстве, мы собственно говоря, консервируем ситуацию. Поэтому в качестве третьего предложения рассмотреть, на уровне Минпромторга какие-то изменения в законодательстве, которые давали бы возможность вкладывать это имущество в дочерние компании, либо передача в аренду. Речь же не идет о каком-то отчуждении, продажи, но такие формы, их нужно предусмотреть, поскольку они могут позволить, в том числе, привлекать частные инвестиции. Если мы выделяем какой-то цех наш, строим высокотехнологичную цепочку, если это наша дочерняя компания, то в прицепе мы можем видеть данного поставщика в будущем, как и единственного поставщика, так и соответственно обеспечить гарантию. Транслирует те гарантии, которые нам дает государство до 2025 года, она же для этого поставщика, так как мы гарантируем, что мы именно у него будем закупать. И соответственно, этот объект и эта дочерняя компания, становятся очень интересными для инвестиций, опять-таки для привлечения производства со стороны частных структур. Поскольку это как раз обеспечивает механизм долгосрочных контрактаций. В противные случаи, если мы создаем с нуля, нам опять-таки нужно создавать процедуру закупок. Это одно из направлений деятельности.

Три таких предложения, которые бы позволили сформировать кластеры в таком классическом понимании, которое свойственно во всем мире. Такие ассоциации поставщиков, которые преимущественно в формате малого и среднего бизнеса, которые формируют конкурентную среду и обеспечивают развитие нашего бизнеса.

 

Довгий Владимир Иванович.

Предлагаю сейчас очень компактно пройтись по кластерам, с учетом того, что находимся на Самарской земле, предоставляем возможность сейчас выступить Самарского аэрокосмического кластера. И просьба Пермь приготовиться.

 

Юрий Дмитриевич Михеев.

Я кратко начну. А где же у нас модель Российская, а как, на мой взгляд, можем осуществить, обойти архаичную модель европейского кластера. Если говорить о кластерах, как содержании, так и концепции, точнее кластерных инициативах, то это интегратор креативного кадрового потенциала. Вот это главное, что могло бы помочь в том числе, и спасти, переживающую определенный кризис, кластерную программу. Вот эта вот картиночка производственной системы типового нашего предприятия, я пойду снизу, разрозненные совершенно системы менеджмента качества, проектного менеджмента. Если вы будете искать руководителя все этой платформы нижней, как правило вы не найдете предприятий такого хозяина тех процессных инноваций. Вот продуктовые программы, они понятно, там часто есть главный конструктор, директор проекта, это крупные инвестиционные дела. Теперь возникает вопрос, где поляна для кластера. Я как раз думаю, что поляна вот та, это технологии-раз, организационные процессы-два, IT-системы-три. Мы живем в эпоху индустрии-четыре, революция очередной, но в России она приняла искаженный материал. Возникает вопрос, вот продуктовые продукты-основные, они будут работать вообще? Они будут эффективно работать при таком бардаке внизу? На мой взгляд, категорически не будут. Одна из задач авиационного кластера, заниматься технологиями-раз, процессными, организационными инновациями-два. Координации нет, почему нет? Ищите хозяина, нет хозяина. Строго говоря, получается так, что кластер как горизонталь может сегодня быть неким инициатором построения, как производственных систем внутри корпораций, внутри кластера и меж кластерной координации, потому что недопустимо сегодня раскидывать деньги на повторяющиеся проекты, не координируя их. Пермь обошла нас в области КТП, а мы обходим её в РМО и в качестве. Почему не склеить эти два проекта, вот она горизонталь совершенно естественна.

Это некая синергия, то есть как правило у нас что получается, Центр инноваций кластерных инициатив является оператором всей кластерной инициативы, у него ряд центров компетенций и вся вертикаль выстраивается гармонично, от правительства через центр инноваций кластерных инициатив. В результате согласованно идет внедрение на ряде организаций с поднятием решений на верх.

Кластер часто оказывается ограниченным границами субъекта, недостаточен для решения соответствующих задач.

Это грубо говоря, индустриальный парк, проблема в том, что вам нужно развернуть быстрое производство, вы даже решили вопросы с рынком, хотя это очень непросто, теперь возникает вопрос: как вы будете ставить менеджмент, как будите бухгалтерию ставить, как вы инжиниринг будете обеспечивать. Ничего этого быстро не делается. Это выносится в отдельную функцию, либо управляющего компанией, либо в резиденты специализированные.

Мы начали работать по такой модели в рамках кластера. Мы сегодня точно даем возможность приоритетно пользоваться самыми навороченными лицензиями нашим предприятиям. Но если позволите, для подтверждения того, что молодежь ещё подпитывает, наше непростое положение, я бы сейчас передал слово некоторым молодым моим коллегам, которые расскажут о том, что делается в рамках меж кластерного взаимодействия и кластера, в частности.

 

Участник круглого стола 3.

Во-первых, участники. Сегодня на разных столах звучал термин управление поставщиками, требования к поставщикам. Это вопрос не уровня кластера, это уровня федерального. Поэтому та инициатива, которая начата в Самарской области по пилотному выстраиванию требований к поставщикам, находится где-то на третьем, на четвертом уровне. В связи с этим нашим кластером выстроено достаточно активное взаимодействие совместно с холдингами. Мы работаем в этом очень плотно по закупке с «Вертолетами России». В чем заключается ценность именно кластера. Самарская область выступает именно в качестве пилота, у нас достаточно активные предприятия, которые готовы взять на себя функцию пилота, на которых мы тестируем определенные договоренности, определенные требования, которые согласуются на уровень выше.

Пять достаточно крупных и масштабных проектов, которые в перспективе вырастают в отраслевые проекты. Первое-это оценка мониторинга цепей поставок. Мы выбрали в качестве пилотных предприятий, предприятия имеющие отношения к конкретным холдингам. Как мы все знаем, авиационная промышленность и каждый холдинг выставляет достаточно специфичные требования к своим поставщикам. В результате один и тот же поставщик, может иметь разные системы оценки со стороны «Технодинамика», например, и «ОАК», например. Мы в рамках этой работы пытаемся систематизировать эти требования и отцифровать. То есть это некий такой аналог системы ключевых показателей, которые бы могли в перспективе, представлять собой вот эту систему, прозрачной оценки, и возможности оценивая аналогии с Автопромом, есть поставщики ненадежные, есть перспективные. Эта система, наверное, позволяла бы пользоваться результатами оценки того или иного предприятия со стороны других. Этим снижается и трудоемкость внутри кластера, проведения внутренних оценок и определенная независимая оценка не внутри одного холдинга, а внутри кластера. Это очень сложный проект и, естественно он не возможен без привлечения отраслевых холдингов.

Следующий момент. Проектный менеджмент представляет собой не только и не столько разработку системно-нормативной документации. Мы в этом проекте пытаемся связать информационные доступные технологии и передовые практики поведения. Существует очень много ГОСТов и различного уровня нормативных документов, которые регламентируют, проектную деятельность с точки зрения, какие документы, в какой срок должны быть предоставлены, как они должны быть оформлены. Но есть, например, такой момент, как управление рисками. И в авиационной промышленности он очень важен, потому что не учет определенного риска на ранних стадиях, получает огромные последствия. Поэтому в качестве пилотного проекта находится реальный проект, который в настоящий момент обсуждается внутри одной вертикали, не только в Самарской области, но и с привлечением предприятий Самарской области. И мы пытаемся в этом проекте получить реальные практические результаты, которые могут быть ранжированы на другие кластеры, то есть выступать, как типовые решения лучшей практики.

Третий проект у нас: параллельный инжиниринг информационных поставок и цепи поддержек. По этому блоку я передам слово своему коллеги. А я хотела бы ещё остановится на проекте пост менеджмента, вопросом проектирования под заданную стоимость мало кто задается. Есть бюджет-главное сделать вовремя. В наш пилотный проект мы берем, действительные два проекта, две технологии, и пытаемся сделать определённые программный продукт или надстройку, которая бы позволяла на этапе ещё проектирования производства просчитать обходные технологии и прикинуть будущую стоимость. Тут у нас тоже две формы реализации, практические формы.

 

Представитель завода «Авиаагрегат».

Производство шасси для самолетов гражданской авиации. Соответственно производство достаточно трудоемкое, технологичное, емкое. Когда с 2011 года начали задумываться о конкурентоспособности наших изделий при вступлении в холдинг авиационного оборудования, соответственно поняли, что нужно проводить ряд мероприятий по модернизации технологического вооружения, внедрению методик бережливого производства, внедрение систем производственного планирования. Цель оперативная разработка конструкторской и технологической установки на производстве. Скорость, качество- то, что сейчас требуется. С прошлого года мы начали проект перехода на новую версию Тим-центра «ЭНИКС». Каким образом взаимодействуем с кластеров, мы создали внутри рабочую группу и поняли, что мы не осиливаем многие задачи этой рабочей группы. Мы тогда обратились к ЦИК, с тем чтобы проработали вот этот вот объем работ, которые мы не осиливаем, на предмет того, что, а кому ещё такие работы нужны. Сделали проект, и выполнили его в прошлом году по адаптации технологической подготовки производства. На текущий момент мы вышли на ввод в промышленную эксплуатацию всего блока технологической подготовки. Не просто сами вышли, у нас инструктора в холдинге «Технодинамике» выделили оценку проектирования. Мы оказались впереди всех предприятий, которые внедряют эти центры. И сам центр проектирования в итоге заинтересовался этой моделью данных, которая была разработана у нас. Таким образом, это решение, которое было сделано на предприятии «Авиаагрегат» сейчас распространяется на холдинг «Технодинамики». Будет оно дорабатываться и так далее, но база взята отсюда. Кроме этого кластер позволяет использовать лицензии в тестовых целях. Целый год мы не были уверены, что проект пойдет, только сейчас, когда мы поняли, что мы выходим на промышленную эксплуатацию, запускаем, изделия новые, мы готовы закупать лицензии. Сейчас, на этом этапе, мы видим, что мы закрываем конструкторскую подготовку, закрываем технологическую подготовку на производство, мы закрываем управление производством. Мы задумываться начали после продажи обслуживаний. Мы сейчас в рамках выполнения проекта с кластером, заинтересованы в проекте «МРО и надежность». Это является не только нашей инициативой, но и всех предприятий аэрокосмического кластера Самарской области.

 

Представитель Пермского кластера.

Учитывая, что сегодня важным самым вопросом является это организация меж кластерного взаимодействия, то хотелось бы остановится на данной теме. Думаю, что было бы наверно рационально рассмотреть взаимодействие кластеров через местное использование той инфраструктуры, которая по линии программы поддержки развития Минэко, а это образовательная и инновационные инфраструктуры. В Пермском крае, так же как и в Самаре реализуются программы подготовки кадров, внедрение систем индивидуального обучения, развитие цепочки школа, техникум, ВУЗ. И я думаю, что, взаимодействуя через те же самые технические университеты для совместных проектов, это был бы один из шагов кооперации меж кластерной.

Вторая тема — это развитие инжинирингового центра, у нас параллельно развивается тема, связанная с управлением жизненным циклом, с внедрением системы бережливого производства, а также сейчас в перспективе мы видим тему развития адъективных технологий. Понимаем, что хорошо это отработка технологий, отработка в цифре, но дальнейшая сертификация отдельными кластерами, отдельным направлением просто невозможна. И здесь без консолидированного мнения по данной теме и без привлечения нашего центра, тема была бы бесполезной. У нас уже было подписано много соглашений, много планов совместных действий. Есть точки соприкосновений у конкретных предприятий, и они работают в кооперации, поэтому совмещая инструмент Минэкономразвития, совмещая то что мы сегодня уже наработали-это было бы логичным продолжением совместного сотрудничества. Поэтому я предлагаю какой-то совместный рабочий комитет или план действий. Могу сказать, что сегодня, благодаря тому, что в Пермском крае создана инжиниринговый центр по ракетному двигателестроению, было принято решение и на комиссии ВПК по дальнейшему созданию холдинга ракетного двигателестроению и по развитию сборки, и постепенно размещения испытания нового двигателя именно на Пермской земле. Это тоже шаг для дальнейшего взаимодействия. Сегодня есть решение, которое обозначено руководством Ракетно-космической корпорации по развитию совместных центров компетенции, которые я уже обозначил. Для двух корпораций. Это и центры образования, инжиниринга, это все другие центры. Такие направления меж кластерного взаимодействия неэффективны.

 

Кузмин Владимир Дмитриевич.

Представляю компанию научно-производственного объединения энергетических машин.

Мы работаем одни, инжиниринговый центр, который был создан ещё в 1991 году. К сожалению, ситуация там изменилась, и мы просто остались одни. На сегодняшний день наша работа заключается в проектировании и изготовлении того, что мы проектируем. Работаем на авиационно-космическом кластере. Когда я уезжал сюда, ни у кого не возникало вопроса, что в Москве не существует кластера. Все предприятия разрозненны. Я ещё, как эксперт по ГОСТ РВ, часто инспектирую компании, которые выполняют Гос оборон заказ и вижу такую их некоторую беспомощность, в которой они сами себе предоставлены. Не имея хороших административных ресурсов, не имея хороших организационных моментов, которые должны быть для организации в кластере, как, например, в Самаре. Москва, обладая такой огромной интеллектуальной силой, она не использована. Я считаю, можно перевернуть мир, используя потенциал, который есть в Москве. Я бы хотел, чтобы форум обратился с резолюцией к московскому правительству с целью создания кластера.

 

Довгий Владимир Иванович.

Я могу сказать, что этого не требуется. Летом прошло несколько мероприятий, в которых было заседание по созданию авиационно-космического кластера города Москвы.

 

Участник круглого стола.

Я учувствовал в мероприятиях формирования идеологии кластера, хочу сказать, что кластер в городе Москве, он имеет хорошие шансы стать одним из передовых кластеров. Поскольку он может иметь чисто утилитарную и практическую пользу для всех участников. Не секрет, что сейчас все крупные компании выводят из города Москвы свои инженерные центры. «ОАК» в этом смысле не является исключением. Сейчас в Жуковском заканчивается строительство штаб-квартиры. Есть там стратегия определенного направления по формированию инженерного центра в Подмосковье. В этом смысле мы видим очень большие риски того, что немногие люди поедут за пределы города и мы очень сильно рискуем потерять инженерный потенциал, который у нас сосредоточен в городе Москва. Создание условий для инжиниринговых компаний в формате малого и среднего бизнеса, это как раз тот конек, который может позволить городу Москва сформировать ассоциацию поставщиков инжиниринговых услуг. И с одной стороны, сохранить потенциал людской, который есть, не меняя место жительства. Но можно говорить об изменении наших конструкторских бюро, когда идеология формируется в КБ, а работы, связанные с рабочим проектированием, с разработкой каких-то простых узлов, они передут на аутсорсинг инжиниринговых компаний. Учитывая возможности Москвы в части подготовки персонала, то это позволяет рассчитывать на то, что формирующийся аэрокосмический кластер в Москве, с упором на инжиниринг, он может стать одним из таких будущих центров в формате новой индустриальной модели.

 

Скобилев Петр Олегович.

Я хочу сказать, что может быть я здесь один, кто смотрит глазами малого и среднего инновационного технологического предприятия. То есть мы делаем планировщики реального времени для цехов и для управления проектами. Вроде бы тема актуальна. Простые оценки показывают, что за счет исключения пустых мест, простоев, дефицитов и так далее, 20-40% повышения эффективности, как с куста. Но если снизу, глазами малого предприятия, что выпадает на долю малого предприятия. Оно пытается войти в большое крупное предприятие, вертикальные холдинги и так далее. Получить доступ лицу, принимающему решение-это от 18 до 24 месяцев. Это когда у тебя уже есть предложение, когда ты зацепил проблему. Но этого мало, когда наконец доходит до принятия решения. Конечно, директора заводов очень позитивно на это реагируют, но дальше начинается запускаться процесс. Денег нет, бюджет раз в год и так далее. И тогда малое предприятие попадает в ситуацию, когда оно не в состоянии ещё и денег найти. Что мы делаем через гранты, фонды и так далее. Хорошо, нашли деньги. Дальше что? Ты приходишь на предприятие, а там военная приемка, там секретные данные. Начинается сложный процесс. Пример, замечательно мы сделали с коллегами на «Кузнецове» проект. Нам дают деньги на разработку, дальше мы два года работаем без денег, без оплаты, и только благодаря поддержке кластеров, каким-то неформальным вещам, мы продолжаем развивать этот проект. За время, пока мы не можем найти того самого человека, который отвечает за процесс повышения продуктивности, и не понимаем куда идти и как, мы выиграли, наверное, от ужаса, от отчаяния. И мы обнаружили такие вот интересные вещи, которые может быть и нам есть смысл взять на вооружение.

Там, когда ты играешь в IT-проект, ты должен пройти с цепочкой, в которой продумано всё. Не только разработать, обязательно понять кто будет внедрять, кто будет выполнять консалтинг, кто будет давать данные. Даже предусматривать специальный этап, когда система уже работает, но ещё модельно там, и уходит шесть месяцев, девять чтобы её наполнить и проверить данными реальными предприятиями. У нас никакой модели, внедрения, новых инновационных продуктов в новое предприятие нет. Если оно есть, пожалуйста, научите нас. Может мы что-то делаем неправильно. Где-то есть системные проблемы, которые мы не можем никак преодолеть. Сейчас на волне этих продуктов вместе с коллегами мы пришли к пониманию новых принципов управления, которые в цеховом исполнении должны работать, где работа в реальном времени, где люди получают от результатов, где они мотивированны. Мы не понимаем к кому с этим можно идти, кто был бы заинтересован с нами работать. Спасибо.

 

Довгий Владимир Иванович.

Вы сегодня выступили в таком формате, вместо предложений, вы всех поставили в такое состояние, что что-то не так, что не знаем, не смогли индифицировать и так далее. Понятно, что жизнь на этом не завершается, но что хотелось бы, хотелось бы чтобы блеск в глазах не исчезал, чтобы та энергия, которая блещет у вас в глазах, она оставалась. После выступления Юрия Дмитриевич я понял, почему руководство компаний должно бежать как можно быстрей к кластерам, потому что объяснять, как делают двигатели в самолеты, наверное, это не задача кластеров. Какое количество двигателей произвел кластер, я не знаю, но какое количество произвел «Кузнецов» мы знаем. Поэтому крайних позиций желательно избегать, по крайней мере направлять в конструктивное русло, но очевидно, что кластеры создают среду, вокруг крупных компаний и они создают очень качественную среду, для того чтобы осваивать регионы. По всей видимости кластерная форма на сегодняшний день имеет наибольший потенциал мощности и потенциал роста. Вот этим нужно воспользоваться. Как это сделать, давайте подумаем. У нас в ноябре, а Перми мероприятие, на которое вы все получили приглашение, в ноябре мероприятие в Железногорске, буквально через две недели мероприятие на Дальнем Востоке, в том числе по вопросам развития кадрового потенциала. Хотелось, чтобы у нас появилась некая преемственность по обсуждению. Всё говорит не о том, что виноват кто-то один. И этот системный звон говорит о том, что нужно очень плотно заниматься внимательно.

Что меня лично радует, в рамках сегодняшних круглых столов, что крупные компании крайне конструктивно на форуме себя проявили и подсказали малому и среднему бизнесу те точки входа, и те уровни обсуждения, которые имеются. Это очень серьезный шаг. А Самарская область, традиционно показала, как это может работать в комплексе. Поэтому я благодарю всех участников, и особо благодарю организаторов данного мероприятия.

 

*