Пленарное заседание «Кластеры 2.0.» / «Кластеры. Перезагрузка. Вектор на предпринимательство».

Фото

 

Видео

Стенограмма

Скачать стенограмму

Председатель Правительства Самарской области Александр Петрович Нефёдов:

- Стало хорошей традицией обсуждение на одной площадке ключевыми участниками разработки стратегических и тактических целей инновационного развития федерального и регионального уровней, представителями прогрессивного бизнес-сообщества, государственных корпораций, институтов инновационного развития, инновационных и кластерных центров принципиально важных вопросов. Все мы заинтересованы в совместном поиске верных ориентиров экономического развития на основе реализации кластерных инициатив. Ключевой темой форума в 2015 году является выработка практических рекомендаций для власти и бизнеса: как эффективно развивать кластеры с учетом конкретных задач и потребностей реального сектора, какие формы поддержки наиболее актуальны и востребованы их участниками, как использовать преимущества объединения в кластеры для развития и выхода на новые уровни технологий и менеджмента.

В приветствии губернатора Самарской области Николая Ивановича Меркушкина участникам форума говорится:

«Сегодня с уверенностью можно констатировать, что кластерный подход занял одно из важнейших мест в опережающем инновационном региональном развитии. Развитие российских инновационных территориальных кластеров и кластерная политика в России в целом перешли на новую ступень эволюции.

Значительный вклад в ускорение этих процессов вносит Президент России, Правительство, министерство экономического развития РФ – они придали этим процессам существенный импульс. Немаловажная роль в реализации кластерных инициатив принадлежит регионам, которые входят в ассоциацию инновационных регионов России и на их базе действует половина инновационных территориальных кластеров, получающих государственную финансовую поддержку.

Действия регионов в этом отношении, интеграция усилий власти, крупного и малого бизнеса, научных центров в кластерах, и все большее распространение кластерных инициатив дают результатом положительную динамику развития не только самих инновационных территориальных кластеров, отдельных отраслей, но и кластеро-ориентированных экономик регионов в целом.

Самарская область обладает уникальными компетенциями в космической, авиационной и машиностроительной отраслях, развитие которых основывается на реализации кластерного подхода.

Примером успешного развития сложившихся научно-производственных и хозяйственных связей между крупными предприятиями и научным ядром выступает аэрокосмический кластер Самарской области, на долю которого приходится около 40% всех космических пусков в мире. Участники самарского кластера по праву участвуют в реализации значимых проектов государственного масштаба в аэрокосмической отрасли, обеспечивая полный цикл производства двигателей, космических аппаратов и авиатехники – от разработки документации до изготовления готовой продукции.

Автомобилестроение как одна из системообразующих отраслей нашего региона во многом обеспечивает его экономическую устойчивость и конкурентоспособность на российской и мировой арене. Самарские компании отрасли производят четверть валового регионального продукта и около 40% всех легковых автомобилей, выпускаемых в России.

Для достижения еще более значимых результатов нам необходимо постоянно совершенствоваться, искать новые форматы развития кластеров, объединять существующие инструменты поддержки под конкретные задачи и потребности их участников. В этих условиях инновационные территориальные кластеры, а также новая экономическая категория – промышленные кластеры – должны стать полюсами импортозамещения и конкурентоспособности.

Крайне важно, чтобы бизнес до конца осознал все преимущества совместной работы, эффективность кластерного похода, позволяющие на совершенно новом уровне притворять в жизнь самые смелые идеи и реализовывать самые смелые инновационные проекты».

Губернатор Николай Иванович Меркушкин пожелал всем участникам, организаторам, гостям форума новых деловых контактов, успешного поиска новых ориентиров в развитии и плодотворного сотрудничества. Я же в свою очередь хочу сказать: девятый самарский межрегиональный экономический форум «Кластерная политика – основа инновационного развития национальной экономики» объявляется открытым. Спасибо!

 

Слово предоставляется первому заместителю председателя комитета государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации по науке и наукоёмким технологиям Владимиру Михайловичу Кононнову.

- Уважаемый Александр Петрович, уважаемые дамы и господа, участники и гости форума разрешите зачитать приветствие председателя государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации Сергея Евгеньевича Нарышкина.

«Организаторам, участникам и гостям девятого самарского межрегионального экономического форума «Кластерная политика – основа инновационного развития национальной экономики».

Приветствую организаторов, участников и гостей девятого самарского межрегионального экономического форума «Кластерная политика – основа инновационного развития национальной экономики». Инновационное развитие приоритетных отраслей и внедрение новых технологий сегодня являются ключевыми факторами экономического роста и конкурентоспособности российской экономики. Кластерная форма организации экономической деятельности обладает бесспорными преимуществами интеграции с учетом территориальной специфики субъектов Российской Федерации. Уверен, выработанные на форуме предложения будут способствовать достижению стратегических целей и обеспечению социально-экономического развития страны. Желаю участникам форума содержательного обсуждения и новых успехов. Сергей Евгеньевич Нарышкин».

Спасибо. Я передам ему ваши аплодисменты, и если модератор во время панельной дискуссии позволит добавить пару слов от себя, я буду очень рад, потому что этот город для меня очень близкий и родной.

 

Слово предоставляется советнику президента республики Татарстан, председателя совета ассоциации инновационных регионов России Рустама Нургалиевича Минниханова модератору пленарного заседания Ивану Михайловичу Бортнику.

- Уважаемый Александр Петрович, уважаемый Николай Иванович Меркушкин, который здесь отсутствует по совершенно объективным причинам, но который всегда с нами, потому что он один из моторов кластерного развития. Уважаемые участники форума! Сегодня у Рустама Нургалиевича инаугурация, в прошлый раз он был здесь, такой же мотор в области нашего кластерного развития, поэтому он поручил мне, как своему советнику по делам АИРР, всё-таки огласить своё приветствие участникам форума.

«Уважаемые гости и участники девятого самарского межрегионального экономического форума «Кластерная политика – основа инновационного развития национальной экономики», позвольте поприветствовать Вас!

В настоящее время одним из путей повышения конкурентоспособности отечественной промышленности является создание зон опережающего развития на базе кластеров. Как показывает мировой опыт, именно промышленные кластеры становятся основными точками роста экономики. Сегодня в развитых странах в рамках кластеров формируется более 50% экономики и более 40% занятой рабочей силы. При этом создается коллективная модель инноваций, в результате чего ускоряется процесс разработки и внедрения нововведений. Именно такой подход лёг в основу принятой в текущем году стратегии социально-экономического развития республики Татарстан до 2030 года. При этом крайне важным является вопрос обмена успешным опытом в области кластерного развития. Необходимо тиражировать лучшие практики управления как российскими, так и зарубежными кластерами. Такая работа нами ведется в рамках Ассоциации инновационных регионов России.

Сегодня в Ассоциацию входит 14 наиболее сильных в инновационном отношении субъектов Российской Федерации. Это республики Татарстан, Башкортостан, Мордовия, Алтайский, Красноярский, Пермский края, а так же Иркутсткая, Калужская, Липецкая, Новосибирская, Самарская, Томская, Тюменская и Ульяновская области.

На сегодняшний день на регион ассоциации приходится порядка 20% затрат на научные исследования и разработки, четверть затрат на технологические инновации, пятая часть всей инновационной продукции: здесь работает каждое девятое инновационное предприятие России. Кроме того отмечу, что 11 инновационных территориальных кластеров федерального значения расположены в регионах ассоциации. Это Камский инновационный кластер республики Татарстан, аэрокосмический кластер Самарской области, Новосибирский информационный медицинский кластер, ядерный инновационный кластер Ульяновской области и ряд других.

При этом в вопросах кластерного развития особо ценным для нас является опыт наших зарубежных партнеров, в первую очередь европейских коллег. В этой связи отмечу, что начиная с 2013 года, по линии ассоциации ведется активное сотрудничество с зарубежными партнерами, инновационными регионами и компаниями из Германии, Нидерландов, Франции. Такие контакты с ведущими мировыми инновационными центрами способствует трансферу передовых технологий, повышению квалификации наших ученых, а так же внедрению лучших практик кластерного развития.

Безусловно, площадка форума придаст дополнительный импульс сфере межкластерного взаимодействия, откроет широкий доступ к открытому деловому общению между его участниками и гостями, поспособствует развитию инвестиционного потенциала области, промышленности, а так же укреплению межрегиональных и международных связей на взаимовыгодной основе.

Уверен, в рамках форума удастся обсудить все актуальные вопросы, обменяться мнениями и наметить дальнейшие шаги для совместной конструктивной работы. Желаю гостям и участникам девятого самарского межрегионального экономического форума больших успехов в работе!

Президент республики Татарстан Рустам Нургалиевич Минниханов».

И, честно говоря, я хотел бы еще раз услышать ваши аплодисменты, как поздравление Рустаму Нургалиевичу с его успешным избранием на пост президента республики Татарстан. Спасибо!

Я теперь должен начать модерировать наше пленарное заседание, но всё-таки хотел бы от себя сказать ещё несколько слов.

Что, с моей точки зрения, делает самарский форум специфичным? Я участвую, в нем последнее время постоянно, и в отличии от многих других форумов, которые проходят в России, и, конечно, нужны, своего рода пафосных, философского значения, общих задач развития экономики или науки России, политического значения, на самарском форуме больше обсуждаются чисто практические вопросы конкретной темы развития кластерного движения в России. И это очень хорошо, когда собираются специалисты, которые в течение года ведут напряженную работу по развитию своих кластеров, межкластерного взаимодействия и здесь сверяют часы, смотрят, чего они достигли, куда пришли за год, намечают новые пути взаимодействия между собой. И чтобы не быть голословным, я назову некоторые задачи на следующий год.

Вот помощник президента РФ Белоусов на заключительном пленарном заседании сказал: «Коллеги, вы все здесь специалисты, проработайте вопрос о стандарте кластера: нужен он, не нужен, в какой форме будет дальше развиваться, нужны ли для этого дела стандарты». И, кстати говоря, я лично очень признателен Андрею Сергеевичу Никитину, руководителю Агентства стратегических инициатив, который тут же после заседания заявил: «Слушайте, а это интересно. Давайте я сам, лично, займусь этим кластером». И взялось агентство стратегических инициатив, подключилась ассоциация инновационных регионов. Но главное - подключился комитет, который ведет у нас по кластерной политике Самарскую область, подключились специалисты во всех регионах АИРР. На соответствующей секции мы посмотрим, чего достигли, чего не достигли, чем можно отчитаться перед помощника президента. Поэтому дальше, смотрите, очень важно для нас с вами то, что здесь будет происходить. Нам во всей нашей деятельности важно формирование правильной политики в государстве по развитию кластера. И в этом смысле мы должны понимать, что от нас очень сильно зависит крепость позиции министерства экономического развития, которое фактически является нашим идеологом. Я скажу немножко про Минпромторг, но на самом деле тут очень важно для Минэкономразвития тесное взаимодействие с другими федералами , и с этой точки зрения опять очень хорошо, что мы здесь смотрим все практические вопросы. И управление, и финансирование, и развитие, и подготовки кадров – вот это очень важно.

Смотрите, всего год прошел – появляются новые инициативы, мощные инициативы министерства промышленности и торговли по формированию промышленных кластеров. Они находятся в самом начале и вот опять же задачка на следующий год, да и намного лет вперед: очень четко определиться, точнее постараться определиться, куда и как будут развиваться промышленные кластеры. Появилась инициатива общественных организаций, в том числе по развитию стандартов, стандарта того же промышленного кластера. Кстати, здесь очень важно, что у нас в этих механизмах, с моей точки зрения, появился серьезный механизм кластеризации на федеральном уровне. То есть объединяются усилия в министерствах, объединяются программы. Ну, если не объединяются, то начинают действовать в одном направлении, направлении развития кластеров на территории России. Дальше идут объединения с другими министерствами: минобрнаука подключается со своими инжиниринговыми центрами, минпромторг, вот пойдут еще промышленные кластеры. Подключаются структуры государственного уровня в Самарской области. Например, Космическое агентство. Поэтому очень важно, что федеральные министерства координируют свои усилия на этих точках роста на территориях.

Подключаются общественные организации: «Деловая Россия» всегда была сторонницей развития кластеров, Ассоциация инновационных регионов. Что важно, подключается сильная экономическая наука - академия народного хозяйства, РЭУ имени Плеханова. Все наши университеты в регионах, которые я, например, знаю, тоже участвую в этой работе. И казанские, и самарский аэрокосмический, и томские, новосибирские, пермские... То есть в этом смысле действительно кластерная идеология стала идеологией такого мощного развития.

У меня еще много примеров совершенно конкретных дел, которые отрабатываются участниками кластерного движения у нас в России, и вот на этой площадке, на этом форуме, мы подводим очень конкретные итоги развития, что является важной спецификой самарского форума.

Мы не будет надолго растягивать наше пленарное заседание, поэтому, коллеги, у нас с вами 5-7 минут, не больше, на выступление – я буду следить за регламентом. Естественно, первое слово предоставляю Олегу Владиславовичу Фомичёву, как одному из ярких идеологов в министерстве экономического развития, всей кластерной инициативы в Российской Федерации.

-Спасибо, Иван Михайлович! Доброе утро, уважаемые коллеги! Спасибо за добрые слова в адрес министерства экономического развития. Действительно, мы кластерами занимаемся уже достаточно давно, еще до того, как появились и был проведен первый конкурс по отбору пилотных инновационных кластеров, первый в государстве, так сказать, набросок кластерной политики был так же сформулирован в нашем министерстве. Году в 2008-м это называлось концепцией кластерной политики Российской Федерации. Уже тогда мы начали задумываться над тем, чтобы всё, что связано с кластерными инициативами из подпольного режима перевести реально в режим государственной политики. Здесь огромное спасибо, кстати, Самарской области, которая на этой самой ранней стадии, когда формулировались первые цели и задачи кластерной политики, оказывала поддержку. Самара была, кстати, одним из инициаторов формулирования этой государственной политики на федеральном уровне и в этом смысле форум, который мы сегодня проводим, аж девятый, уже по самому номеру можно понять, что Самара как минимум 9 лет эту тему не просто обсуждает, а поставила её в число своих приоритетов. Мне кажется, девятый самарский форум можно уже полноправно назвать не межрегиональным, а общероссийским. Ведь у нас есть несколько статусов для форума: межрегиональный – который регионы проводят по собственной инициативе, горизонтальные, российского уровня. Мы считаем в министерстве, что у нас кластерная политика и кластерная инициатива и вообще вся эта тематика наконец-то выздоровела до такого уровня, что действительно пора проводить ежегодный общероссийский форум.

Тема нашего пленарного заседание называется «Кластеры 2.0.» / «Кластеры. Перезагрузка. Вектор на предпринимательство». Уж не знаю, что там такого 2.0. Кажется, надо не перегружать, а догружать эту тематику, и нам очень приятно, что коллеги из других министерств наконец-то активно включились в эту работу, и мы не видим никакой проблемы в том, что будет несколько разных инструментов поддержки. Мы рассчитываем, что минпромом дело не ограничится, минсельхоз включится по агрокластерам, да и минтранс, и минэнерго, минздрав - в этом смысле, чем больше в правительстве будет поддержки кластеров, тем нам будет проще, и тем эффективнее будет выстраиваться политика в целом.

Теперь что касается этой самой поддержки. До сих пор, по сути, действует только одна наша программа поддержки пилотных инновационных кластеров, которая сейчас распространяется на 26 пилотов, которые в своё время, напомню, были выбраны по итогам конкурсного отбора. Тем не менее, по экспертным оценкам, по нашему взаимодействию с регионами на сегодняшний день в стране уже порядка 125 кластеров. Не только инновационных – промышленных, иных в этом смысле. Нам нужно придумывать форматы. Работать не только с небольшим количеством пилотных кластеров, целенаправленно финансируя их и отслеживая каждую программу, но и распространять механизмы поддержки, пусть на первом этапе и не финансовой, на большее число инициатив. Под них есть команды, их имеют предприятия - регионы и муниципалитеты в это вкладываются. На самом деле из этих 125 кластеров, которые мы сейчас видим в российской федерации, порядка половины уже имеют управляющие структуры. Это значит, что кластеры оформились организационно, сформированы коммерческие партнерства участников, проводятся кластерные мероприятия, организовано взаимодействие на постоянной основе. Для того, чтобы это охватить, мы планируем уже с конца этого года начать формировать реестр кластерных инициатив, куда включать всех готовых на сегодняшний момент выступать уже во взаимодействии с государством и с другими субъектами инновационной деятельности, не только как отдельные организации, но именно как кластеры.

Главная задача здесь – не снизить планку требований к кластерам, чтобы у нас не называлось этим словом всё что угодно. А, с другой стороны, многообразие форм, многообразие отраслевых особенностей кластеров надо тоже учитывать при поддержке. Что касается федеральной поддержки, мы каждый год в течение трех лет подряд, есть битва за урожай, а мы в министерстве ведем битву за бюджет в части инновационных кластеров. Каждый год начинаем с министерством финансов примерно с одной позиции - когда нам ставят нолик в бюджете по поддержке кластеров, и начинаются долгие переговоры. К середине года мы, наконец, договариваемся, и в результате, деньги приходят в регионы к концу года. И все понимают, в чем проблема освоения средств к концу года и какова их реальная эффективность в этом смысле. Наша задача, всё-таки, на уровне правительства эту проблему решить хотя бы на среднесрочную перспективу, чтобы ежегодно у нас был какой-то объем средств, на который регионы могли бы рассчитывать, планировали свои мероприятия, свои программы развития более комплексно, а не ожидая, что вот-вот всё обрежут и кластеры останутся один на один с теми проектами, которые уже начаты.

И вторая крупная задача, это постараться сфокусировать те имеющиеся механизмы поддержки федеральной и региональной, отраслевые на кластерах. Здесь мы очень рады, что включился минпромторг, потому что значительное количество отраслевых инструментов поддержки находится именно в его руках. Есть еще инструменты, которые минобрнауки использует, есть крупные программы минсельхоза, есть федеральные целевые программы развития транспортной системы, есть институты развития, не только инновационные, но и общеэкономические, например, как недавно объединенный фонд развития жилищного строительства и ЖК, это крупнейшая корпорация. И если хотя бы часть ресурсов, которые у нее есть, были бы направлены на то, чтобы в рамках кластеров стимулировать развитие жилья, строительства жилья, развития арендного рынка, это бы сильно помогло, потому как знаю, что одна из проблем ограничения кластерного развития – это привлечение специалистов, работников, это комфортность, условия проживания и так далее.

Что еще мы видим в качестве задач для того, чтобы кластеры у нас развивались более эффективно и более гармонично? Первое, скорее наша задача самим себе – это гармонизация кластерной политики с теми документами стратегического планирования, которые разрабатываются на федеральном уровне. У нас действует закон в стратегическом планировании, в течение 2016 года должны фактически обновиться все имеющиеся документы стратпланирования. Сейчас дорабатывается инновационная стратегия, разрабатывается общая стратегия социально-экономического развития и куча других стратегических документов разного уровня. Задача – постараться в этом-следующем году кластерное развитие и кластерную политику прописать гармонично в этих документах как один из аспектов или один из разрезов той политики, которая проводится по различным отраслям в социальной сфере и так далее.

Безусловно, есть еще целый ряд более узких направлений поддержки, мы их сегодня обсудим в рамках круглого стола, здесь велика роль институтов развития, на базе РВК мы уже в рамках проектного офиса очень много чего делаем совместно с регионами. В это включена часть инжиниринговых центров, фондов структурных образовательных программ РосНАНО. Эту деятельность тоже необходимо совершенствовать, для того, чтобы мы выходили на новый уровень координации, новый уровень взаимодействия.

Ну и сами кластеры, в этом смысле задача не только перед нами стоит, она стоит и перед регионами, и перед самими кластерами. Речь о, взаимодействии межкластерном, усилении внутри кластерного взаимодействия, потому что мы, к сожалению, видим по программам, которые приходят ежегодно на конкурс с целью получения финансирования, что всплески кластерного взаимодействия приходятся лишь на период перед началом подачи заявки. То есть и мероприятия вдруг появляются в большом количестве, и какие-то форумы проходят, обучение, маркетинг, а потом деньги получили – опять затишье. Вот таких затиший, конечно, быть не должно. Это касается не всех кластеров, но проблема существует. И, безусловно, нам нужно, с учетом того, что другие органы власти активно включаются в эту тематику, более эффективно выстраивать теперь уже механизмы межвластного взаимодействия и внутрифедеральных органов власти, и между федералами и регионами. Наверное, нужно подумать над совершенствованием координационных механизмов, чтобы это делалось не только в рамках Минэкономразвития, чтобы все федеральные органы власти чувствовали свою здесь сопричастность и равноуровневость, не было как бы министерства, которое «над» и министерства, которое «под», а чтобы координация выстраивалась равноправно. И в этом смысле, если мы этот же самарский форум сделаем форумом, который проходит в основном при идеологической поддержке Минэкономразвития, то и Минпромторг активно включится, и Минсельхоз. Это будет форум, где действительно на равном уровне представлены все органы, которые заинтересованы в кластерном развитии, мне кажется, это будет очень правильно, очень полезно. Это выведет нашу политику на следующий, более высокий уровень.

Всем успешной сегодня работы. Надеюсь, очень многие из вопросов и проблем, которые есть сегодня в кластерах, нам с вами удастся обсудить на круглых столах. Спасибо!

 

И.М. Бортник:

- Коллеги, присутствующие здесь посредники, которые будут еще выступать. Я должен вас предупредить, что какое-то чувство опасности за мою долгую жизнь в бюрократии, у меня появилось. И вот поэтому, Олега Владиславовича я, конечно, не останавливал, но всех остальных буду всё-таки предупреждать, что время истекает. Это первое. И второе, я сейчас передам слово следующему нашему министерству, Минпромторгу, вы готовьтесь с новой инициативой по промышленным кластерам, но вот Олег Владиславович одну вещь сказал, о чем я уже писал письма всем нашим регионам, всем тем, кто отвечает за руководство кластерным движением. Коллеги, сельскохозяйственные, агропромышленные кластеры… 10 октября откроется «Золотая осень» - форум в Москве, специальную дискуссию там будет проводить Высшая школа экономики по агропромышленным кластерам. Денис Геннадьевич говорит, у них пока еще нет заявок по агрокластерам, да? Только промышленные. Обратите на это внимание те регионы, которые участвуют в этом форуме. Там будут дискуссии по этому очень серьезному блоку, нужному для экономики России, по кластерам. Денис Геннадьевич, вам, пожалуйста, слово. Действительно, появилась мощная инициатива поддержки.

 

Д.Г. Цуканов:

-Спасибо, Иван Михайлович, за предоставленное слово. Мы, Минпромторг России, безусловно, совершенно недавно стали заниматься этой тематикой, она появилась, как вы знаете, из закона о промышленной политике в Российской Федерации, поэтому о каком-то обширном опыте работы в этом отношении я сейчас не смогу рассказать, но скажу о наших инициативах, о том, как мы представляем себе промышленные кластеры.

Во-первых, хотелось бы поддержать инициативу, которую высказал Олег Владиславович. Безусловно, мы бы хотели, чтобы образовался некий коллегиальный орган, который бы совместно разрабатывал общие подходы кластерной политики, с новичками делился уже накопленным опытом, который они могли бы использовать в текущей работе. Мы вот сейчас столкнулись с тем, что да, запустили кластерную инициативу, но недавно пришел на согласование целый пакет документов, методических рекомендаций, которые разработал Минэнерго по своим кластерам нефтепереработки. Появляются определенные отраслевые вопросы, новые участники науки, поэтому, я думаю, коллегиальный орган необходим, и в этой связи хотелось бы подключиться к разработке национального стандарта, поскольку он упрощает ряд инициатив. Мы готовы вести поддержание, но определенная практика по кластеру, конечно, нужна.

Относительно промышленных кластеров мы, безусловно, не ведим здесь никаких противоречий, но изначально несколько по-другому пытаемся выстроить систему управления. Не знаем, насколько это будет эффективно, практика покажет. Отбор промышленных кластеров мы готовы объявить в октябре этого года на общественном совете Минпромторга России. Мы идем снизу вверх, мы проекты смотрим, смотрим инновационные цепочки, для нас важно, чтобы в технологических картах были описаны промышленные участники, кто задействован в производстве, какой объем выпускать, какая доля импорта остается в конечных товарах, которые участвуют в кластере. Для нас важны те проекты, которые позволили бы увеличить оборот.

Безусловно, мы только начинаем эту инициативу, но вместе с тем с нового года мы запустили целевую строку в бюджете, и минфин нас одобрил, поддержал - это субсидии на затраты участников кластера по реализации совместных проектов, организации производства, продукции в целях импортозамещения. Поэтому схема по управлению кластерами выстроена таким образом, что участники должны усилить управляющую компанию кластера и сами должны стать инициаторами создания этой УК. И принимать соответственно те решения относительно управления проектом самостоятельно. Связь с регионом прослеживается только в той части, когда должно подписываться соглашение о взаимодействии с ним, что регион знает о том, что развивается этот кластер. Поэтому, в принципе, если идеология Минэкономразвития идет больше сверху вниз, то мы где-то по середине найдем компромисс относительно выстраивания той модели, которая будет. Сегодня на круглых столах, я думаю, мы все эти подходы обсудим, посмотрим, какую оптимальную модель на настоящий момент сможем нащупать.

 

И.М. Бортник:

- Спасибо! Коллеги, я просто хотел бы на примере выступления Дениса Геннадьевича еще раз обратить ваше внимание на специфику самарского форума. В программе будет секция «Стандарт кластера, методические рекомендации по системе управления кластерами». Очень важна дискуссия. Мы по поручению президента, пытались в течение целого года сделать стандарт кластера. Не получилось. Поэтому важно сейчас подключить новые силы, посмотреть, какие новые варианты появляются, я имею в виду ассоциации высокотехнологических парков и кластеров, науку. Давайте правильно проведем дискуссию, посмотрим вместе, как сделать следующий шаг в этом направлении. Я вот специально попросил повесить карту: опять новый проект Высшей школы экономики. Потому что на самом деле в регионах, хотим мы этого или не хотим, есть деньги или нет, федеральные или региональные, но процесс кластеризации идет. Потому что кластеры – это просто нормальный экономический инструмент повышения эффективности, конкурентоспособности отрасли промышленности. Вот в Томской области появляется кластер охоты и рыболовства. Очень важный. Кстати, посмотрите – Томская область – единственная, у которой в международной сети висит 6 кластеров! Правда, нет нашего территориально-аграционного, но другие шесть есть. Очень хорошо, если через год мы увидим эту карту и там будут все наши кластеры, Высшая школы экономики постарается.

И всё-таки я сначала иду по федеральным игрокам нашей кластерной политики, поэтому хотел бы предоставить слово стат-секретарю, заместителю Руководителя Федерального космического агентства Денису Владимировичу Лыскову.

 

Д.В. Лысков:

- Спасибо большое, Иван Михайлович. Мы сейчас находимся в интересной такой ситуации - у нас 2 головы. Сформирована корпорация РОСКОСМОС, но еще продолжает действовать федеральное космическое агентство. Идет процесс реформ и преобразований и для начала от лица и руководителя корпорации Комарова, не последнего человека в Самаре и Тольятти, и от руководства федерального космического агентства хочу передать привет участникам форума и поблагодарить за возможность участия в нем, вопросы кластеризации для нас очень важны.

Я позволю себе проинформировать вас о том, что сегодня происходит в области аэрокосмических предприятий. Сейчас у нас запущен процесс структурных преобразований, в июле вышел федеральный закон о создании государственной корпорации и мы сейчас полномерно готовимся к передаче всех сделок, активов, контрактов, и к концу года планируем завершить этот промежуточный переходный период. Что хотелось бы в этой связи отметить: цели создания госкорпорации – это, в первую очередь, создание эффективной динамичной системы управления промышленностью, которая востребована в текущих - и политической, и экономической - ситуациях. Естественно, создание госкорпорации направленно позволит в какой-то степени решить и проблему управляемости промышленностью, где в последнее время сложилась довольно сложная обстановка, чем объясняются и неприятные аварии, и другие промахи.

Стоит отметить, что с учётом задач, которые ставятся перед Роскосмосом по восстановлению всей ракетно-космической промышленности, немаловажную роль играет и поддержка государства, и формирование промышленных инновационно-технологических кластеров. Один из таких хороших, действующих кластеров как раз в Самарской области. Есть у нас еще два кластера: в Красноярске - по спутниковому строение, в Перми - по двигателестроению. Планируются к открытию в ближайшее время еще три – в Королёве, Пензе и Воронеже, это тематические кластеры. Есть 2 технологических платформы, работа идет очень динамично, и мы всячески приветствуем такого рода мероприятия, на которых коллеги могут собраться на одной площадке, обсудить проблемы, выдать какие-то рекомендации для того, чтобы нам более эффективно реализовать свою программу.

Что ещё хочется отметить. Название форума это «Кластеры 2», но если следовать логике, скорее даже «Кластеры 3», потому что всё новое - это хорошо забытое старое. У нас еще в советские времена правительство делало определенные шаги для создания так называемых промышленных кластеров. Они по-другому назывались тогда, это были закрытые территориальные образования, наукограды, промышленные зоны. Поэтому при формировании, как многие здесь уже отметили, нужна единая нормативно-правовая база, чтобы терминология хотя бы общая была, чтобы люди на одном языке разговаривали. Думаю, стоит посмотреть тот опыт, который был в советские времена, потому что он показал в довольно сжатые сроки и с ограничением финансов очень хорошие результаты. Не всё старое надо забывать.

Есть проблема, хотя, как говорят психологи, нет проблем, а есть задачи, задачи, которые надо перед собой ставить. Это, в первую очередь, привести к единой терминологии и пониманию, что такое кластеры и их виды, а, во-вторых, это государственная поддержка, потому что есть разные источники финансирования и кластерам нужно ими активно пользоваться. Разные ведомства создают свои программы и, я думаю, Роскосмос, в том новом виде госкорпорации, скоро очень активно включится в этот процесс.

Хотелось бы сказать о том, что уже сейчас не хватает специалистов, которые могли бы разговаривать на общем языке и пользоваться современными методиками, поэтому вопрос подготовки кадров, их обучения, профобразования – тоже очень важная задача, которая требует своего решения.

Ну и в заключение, мы ставим перед собой задачу анализа инвентаризации тех кластеров, которые сейчас действуют, проанализировать все их лучшие практики, возможности применения в ракетнокосмической промышленности. Поскольку мы, как область довольно стратегически значимая, в какой-то степени была всегда закрытой, у нас много ограничений, связанных и с производственными процессами: это и военная приёмка, и закрытые госты. Сейчас мы пытаемся открыть часть направлений, чтобы малый и средний бизнес, которых в принципе у нас нет, но которые являются главным генератором инноваций, пришел в космическую отрасль.

Поэтому хочу еще раз пожелать успехов участникам форума и надеюсь что те дискуссии, те вопросы, которые будут обсуждаться, будут важны и помогут нам в развитии ракетно-космического направления. Спасибо большое!

 

В.Н. Коннов:

- Я хочу продолжить мысль Дениса Владимировича, очень важную, которую он озвучил и на которой я хотел бы заострить ваше внимание. Небольшая реплика. Смотрите, как интересно получается: форум соединяет время. Тольяттинцы знают, но есть и молодые люди в зале, которым стоит об этом рассказать. В 66-ом году, в Тольятти, практически на том месте, где мы сейчас находимся, началось строительство Волжского автомобильного завода или АвтоВАЗа, как в народе говорят. В 67-ом году он стал всесоюзной комсомольской стройкой. Что такое всесоюзная комсомольская стройка? Это молодежь. Молодежь – это творчество, инициатива. Вот сейчас говорят инновации – раньше говорили инициатива. Сейчас говорят инноваторы – раньше были новаторы, изобретатели. Слова меняются – суть остается той же.

Форум соединяет время. Практически 50 лет назад на территории Советского союза был создан мега-инновационный кластер в лице АвтоВАЗа, который живет и работает сегодня. Причем с международной репутацией, всё как положено. И это очень символично, что сегодня, спустя практически 50 лет мы дискутируем и продвигаем эту идею промышленного инновационного развития на территории, которая орошена техническим творчеством. Это здорово!

 

И.М. Бортник:

- Я тоже не удержусь от реплики. Чем мне нравится состав присутствующих на сцене – это практики, работающие в этом направлении, поэтому они всегда захватывают важные для нашей с вами аудитории вопросы. Поэтому, Денис Владимирович, еще и еще раз будем обсуждать. Но вот единство терминологии… лучше не спешить превращать это в какой-то стандарт... Хотя Владимир Михайлович тоже прав. Но нам надо определиться. Вот в Пермском крае кластер – фотоника, а посмотришь, у него в составе и ЛИТМО, и Томский государственный, и Томский политехнический, и еще кто-то, а это уже больше на МНТК похоже, как в советском союзе было. Опять же, у нас есть кластеры очень специфические, территориально инновационные, особенно аэрокосмические. Но вокруг нужна поросль малых предприятий. Есть кластеры типа Камского – там тоже крупная пчеломатка в виде КАМАЗа, но полмиллиона квадратных метров отдает руководство Татарстана и 250 малым и средним предприятиям. И многие из них даже не связаны уже с деятельностью самого КАМАЗа, а работают на другие автомобильные заводы России. Но, ребята, вы смотрите: вы не обязательно должны копировать наш буржуйский опыт, у вас могут быть свои специфические подходы, у вас своя специфическая экономика, вы её тоже учитываете. Поэтому очень важны для нас с вами такие площадки и такие дискуссии на них.

Считаю, что агентство стратегических инициатив играет очень важную роль в формировании кластерных инициатив, поэтому предоставляю слово общественному представителю Ассоциации стратегических инициатив здесь у нас, в самарской области, Дмитрию Владимировичу Аводину.

 

Д.В. Аводин:

- Добрый день, уважаемые коллеги! Я хотел бы немножко рассказать о национально-технологической инициативе, которой еще не исполнился и год. В декабре прошлого года Президент РФ Владимир Путин в послании Федеральному собранию обратил внимание на то, что не мешало бы вернуться каким-нибудь традициям, которые существовали в советский период, о чем говорил Иван Михайлович, и неплохо было бы поставить это всё на новые рельсы. Агентство стратегических инициатив подхватило эту идею и уже в мае целых 600 человек в течение 5 дней на нескольких кораблях, представители которых были из различных институтов, проектных команд, проектных бюро работали над дорожной картой. Она на сегодняшний день создана по технологии форсайт рапит и, прошу прошения за мою педантичность, можно просто говорить о технологической инициативе, а я всё-таки хотел бы обратить ваше внимание, из чего она состоит, из каких блоков. Я знаю, здесь есть представители компаний, которые интересуются, на чем сегодня можно сделать реальный и, в первую очередь бизнес-капитал. Поэтому специально озвучу, из чего на сегодняшний день состоит НТИ. Есть 9 основных рынков: распределенная энергия, система персонального производства и доставки еды и воды, новые персональные системы безопасности, персональная медицина, распределенные системы беспилотных летательный аппаратов, распределенные системы морского транспорта без экипажа, децентрализованные финансовые системы и валюты, распределенные системы управления автотранспортом без водителя, распределенные искусные компоненты сознания и психики.

Какие технологии в первую очередь лежат на поверхности, которым на сегодняшний день уделяется принципиальное и пристальное внимание: цифровое проектирование и моделирование, новые материалы, аддитивные технологии, квантовые коммуникации, сенсорика, бионика, геномика, синтетическая биология, нейротехнологии, искусственный интеллект и системы управления, новые источники энергии.

С одной стороны кто-то скажет ну вот, фантазия, но я хотел бы привести вам пример из нашей жизни, с которым мы столкнулись буквально с июля прошлого года. То, что произошло на наших глазах и чему мы с вами вместе стали очевидцами. Напомню, в СМИ тогда проскочила информация о том, что предприниматель из Сыктывкара, Овчинников, в рамках популяризации своей персоналии сделал доставку заказа пиццы с помощью специального летательного аппарата, с которым уже в течение 5 лет играются наши дети. Буквально в течение недели был наложен штраф и возбуждено уголовное дело на использование дрона как летательного аппарата без соответствующего разрешения города Сыктывкара. Об этом событии не написал только ленивый. Публикации прошли в Китае, Америке и других странах. И вот уже в этом году, после того как появились направления аэронет, обозначилась новая профессия, которая сейчас облагается в специальный образовательный модуль и называется подготовкой водителей по управлению летательными аппаратами, то есть дронами. Всего лишь какой-то год!

Несколько цитат из прошлого: год 1982, Билл Гейтц: «640 килобайт – достаточный объем, который будет доступен каждому человеку». 1981: «100 миллионов долларов за майкрософт – очень большая цена» IBM.

Я бы не хотел, чтобы мы с вами сделали какие-то большие ошибки и спустя 20-50 лет говорили «да, погрешность была очень велика». Пожелаю находиться всем в струе национально технологической инициативы, потому что основные принципы это не процесс, а люди.

Второе – реальные инвестиции. Третье – обсуждение без галстуков. И четвертое – реальные проекты. К этим проектам может подключиться любой сидящий в зале. Пожалуйста, заходите через сайт в агентство стратегических инициатив, инициативные группы уже работают, заходите со своими предложениями, проектами. Ну, а Самарской области хочу пожелать, чтобы всё-таки якорные и кластеры и инициативы осели на Жигулевской долине, исходя из материально-технической базы. Я знаю, в ведомстве Александра Владимировича уже есть некие предложения, с которыми работает Дмитрий Дмитриевич Горбунов, они обсуждаются с агентством, и чтобы прописку эти инициативы получили в Жигулевской долине!

 

И.М. Бортник:

- К моей радости, пока все выступающие укладываются в регламент, и поэтому у меня появляется возможность сделать какие-то дополнительные комментарии, не нарушая расписания. Хотел бы, пользуясь выступлением Дмитрия Владимировича, передать наш вчерашний опыт с Сергеем Геннадьевичем Поляковым, нашу деятельность в Казани. Отбираем мы сейчас проекты для очередной программы фонда. У нас есть соглашения с крупными компаниями, и одно из магистральных направлений нашего развития - это взаимодействие крупного и малого и среднего бизнеса. Естественно, встречаемся с КАМАЗовцами, спрашиваем, ребят, что есть нового? 26 проектов. Смотрим: 3 из них похожи на национальную техническую инициативу. Видели мы в этом аутонете вот эту картинку, которую Сергей Анатольевич Кабогин всё время показывает, он – лидер этого аутонета. Мы коллегам говорим, национальная техническая инициатива, это же через 20 лет, а мы же поддерживаем проекты… А они в ответ: «Нет, это коннектинг кар». То есть то, что сейчас заложено в национальную техническую инициативу, казалось бы, такие решения, которые должны быть вон там, где-то в тридцатом году, могут уже сегодня быть основой бизнеса. Очень практичные ребята. Они уже сегодня то, что там появляется, закладывают в нормальные бизнес-проекты малых и средних компаний, которых вокруг КАМАЗа довольно много. Поэтому, коллеги, Дмитрий Владимирович прав: то, что уже сегодня может стать основой бизнеса, зародыш, в тридцатом году может стать очень серьезной экономической составляющей в России.

У нас здесь сегодня на сцене присутствуют представители двух институтов развития - Российской венчурной компании и Фонда содействия по инновациям. Но всё-таки РВК занимается больше инфраструктурными вещами. Мне, например, очень приятно здесь, на самарской земле, отметить тот проект, который уже ведут последние пару лет в области, это та инфраструктура, которая должна быть в регионе, которая важна для развития всей инновационной деятельности и развития кластеров. Очень интересный проект, очень интересно он организационно выполнен. Кто еще не знает, кто не был в Сочи, кто не познакомился еще с этой системой, коллеги, посмотрите на это дело. Евгений Борисович, это ваша эко-система.

 

Е.Б. Кузнецов:

- Да, действительно, мы последовательно уже много лет фокусируемся на понятии экосистемы, то сеть очень живой и последовательной взаимосвязи всех субъектов и игроков инновационной деятельности, а не только развития каких-то её фокусных инструментов.

В продолжение того, что уже говорил Олег Владиславович, могу добавить, что мы уже второй год реализуем совместно с ФедЭком проект по проектному офису развития кластеров и параллельно работаем над выполнением ряда поручений председателя правительства в рамках реализации направлений по развитиям инновациям, и ключевой момент, который там возник в ходе этой работы – это острая проблема раскоординированности различных инструментов различной инновационной поддержки. Условно говоря, мы наткнулись на множество примеров, когда очень однотипные процессы и программы запускаются из разных источников и начинают друг другу, условно говоря, мешать. И свою работу последнего года мы фокусируем на том, чтобы найти разного рода инструменты решения, каким образом можно было бы скоординировать разнородные инструменты поддержки с тем, чтобы они давали эффект. И на данный момент есть 2 подхода: один федеральный, то есть создание какого-то верхнеуровнего инструмента координации тех программ, которые запускают различные ведомства по развитию. Но есть и другой подход, который как раз активно продвигается министерством экономического развития, это то, что конкретная сшивка инструментов поддержки федеральных и региональных институтов развития на конкретной территории уместнее всего реализуются на уровне конкретных регионов и кластеров. То есть кластер это не столько какое-то общее описательное образование, куда записываются все, кто имеет то или иное отношение к деятельности инновационной, отраслевой, а это конкретный управленческий механизм, в котором наиболее удачно соединены ресурсы, выделенные различными инструментами, и сделать их работающими на одну задачу.

Такая работа действительно ведется, и Самара здесь действительно один из лучших примеров того, как это работает наиболее эффективно, координируется. Мы стараемся добавить в этот инструмент некоторый содержательный компонент, а именно понимание того, что такое действительное экосистемное развитие и на какие конкретно инструменты наиболее полезно сделать ставку. Довольно много лет мы занимались развитием старт-ап движения, инвесторов, венчурных фондов, бизнес-ангелов, и, в какой-то степени, эта работа была успешной. Действительно, где-то к 2013 году российская венчурная индустрия была очень эффективно раскручена, вышла на второе место в Европе, четвертое место в мире. И даже мы начинаем понимать, что в какой-то степени этот инструмент немножко обогнал своё время. Потому что венчурная экономика нуждается в очень своевременной поставке новых идей, новых технологических решений, новых команд и так далее. И мы сейчас видим, что среда немного не способна ответить на тот темп, который был задан. Поэтому последние годы мы в основном фокусируемся на задачах генерации новых идей, новых бизнесов и новых технологических решений. И достаточно долго изучая ситуацию в мире, пришли к однозначному выводу, что центром развития современных эко-систем, центром развития тех кластеров, которые действительно являются инновационными и формируют индустрию будущего, являются современные предпринимательские технологические университеты. Мы сегодня сможем поговорить об этом отдельно на круглом столе, для нас это действительно абсолютно ключевой момент, мы сейчас работаем во взаимодействии с ведущими российскими университетами, теми, кто формирует вокруг себя уже технологический кластер, и рассчитываем выйти на какую-нибудь программу настоящего рывка, ускоренного развития тех университетов и территорий, которые действуют согласованно вместе с ними.

Второе ключевое для нас направление в данный момент это НТИ. Мы определены проектным офисом НТИ и соответственно в рамках него реализуем организационную поддержку всех дорожных карт и всех процессов, которые там происходят. Дорожные карты – чрезвычайно интересный процесс. Рабочие группы с одной стороны движутся на большом энтузиазме, с другой стороны всё больше приобретают черты конкретных бизнес-ассоциаций, бизнес-процессов, то есть там конкретные компании, конкретные люди начинают лучше понимать, как они сделают тот бизнес, который задумали. В какой-то степени мы помогаем бизнесу сорганизоваться до того момента, как возник рынок. Это довольно нетипичная ситуация – обычно сначала рынок возникает, а потом на нем появляются бизнес-ассоциации, какие-то игроки. Но мы понимаем, что нужно действовать в логике опережающего развития. Она требует новых инструментов, и эти инструменты мы создаем на ходу.

На самом деле, в мире не было таких экспериментов. Обычно, государственные программы поддержки ограничивались системным развитием научно-технических заделов, которые потом бизнес интегрировал в свою деятельность, развивал сам. Но мы вынуждены действовать иначе, мы вынуждены формировать бизнес одновременно с научно-техническим заделом. И, несмотря на то, что, действительно, рамка НТИ 20 лет, какие-то первые результаты должны произойти очень быстро. Мы живем в ситуации, когда нам нужно быстро доказать, что эта модель работает.

И последнее направление, которому мы сейчас уделяем большое внимание, это создание специализированных инвестиционных инструментов, которые мы тоже стараемся делать не общими, а точечными, направленными на закрытие точных мест. Одно из таких направлений - это создание корпоративных и отраслевых венчурных фондов. Принята новая специальная дорожная карта правительства, и мы фокусируемся сейчас на том, что бы создавать венчурные фонды вместе с крупными компаниями или вместе с отраслями, которые дозрели до того, чтобы открывать свои процессы разработок и включения в эти процессы цепочек новых инновационных компаний, чтобы создать новые инструменты их поддержки. У нас уже сейчас есть несколько таких запущенных процессов подготовки, мы сможем объявить о них чуть позже, но этот процесс нашел довольно живой отклик со стороны индустрии регионов. И мы будем фокусироваться, начиная с этого и следующего года на создании специализированных фондов под задачи НТИ, они тоже в каком-то смысле отраслевые, но они будут ориентированы на те рынки, которые сейчас только возникают. До сих пор мы выполняли компенсирующую роль, но фонды, связанные с новыми индустриями, это тоже то, во что мы будем вкладываться и чем будем заниматься.

 

С.Г. Поляков:

- Постараюсь максимально кратко, хотел на двух вопросах остановиться. Первое это, действительно наш Фонд содействия по инновациям в основном сосредотачивает свои усилия на финансировании конкретных проектов. С одной стороны, мы вносим достаточно неплохой вклад в развитие кластеров. По нашим оценкам, за последние три года фонд поддержал порядка двухсот предприятий, относящихся к кластерам, на объем более полутора миллиардов рублей. Достаточно приличная сумма. При этом порядка 700 миллионов мы направили в рамках программы коммерциализации, то есть когда предприятие выходит на этап производства. Это 73 компании из 400. В общем-то вес достаточно большой.

Какие мы видим проблемы? В первую очередь, уже сразу с момента формирования кластеров во всех программах фонда мы ввели презентации, проблема идентификации, действительно находится предприятие в кластере или нет, она на сегодняшний день существует. И нам иногда кажется, что управляющие компании кластеров достаточно легко подписывают письма, ходатайства о том, что данное предприятие является участником кластера, но не всегда может быть ответственным. Нам бы хотелось иметь подтвержденный каким-то органом список, когда мы будем точно уверены, что то или иное предприятие является участников того или иного инновационного территориального кластера. Это проблема, с которой мы хотели бы обратиться к управляющим компаниям, и ее надо решать как можно быстрее.

И второй вопрос, конечно, это обратная связь. Возникает такая ситуация: к нам приходят проекты, нам говорят, что этот проект в кластере, мы его финансируем, с точки зрения нашего мониторинга как бы всё нормально, мы смотрим, что происходит с проектом, с производством, с показателями, но мы практически не получаем сведений от самих кластеров. Что вообще там происходит? Это эффективно или не эффективно? Нужно данное предприятие или нет? К сожалению, обратной информации от кластеров на сегодняшний день мы не имеем. Поэтому хотелось бы, время еще не упущено, чтобы кластеры посмотрели внимательно на те проекты, которые мы сейчас поддерживаем. Эта информация открытая, мы любому можем ее предоставить – по каким программам, какие компании поддержаны и хотели бы точно понять, насколько важную роль играет тот или иной проект в данном конкретном кластере. И, исходя из этого, делать какие-то выводы. При этом хотелось бы сказать, что явно недооценена программа фонда, в частности, по поддержке старт-апов, мы думаем, что должны возникать спин-офы вокруг компаний в кластерах, вокруг крупных компаний, вокруг уже иновационно-развитых компаний. По программе старт мы сейчас увеличиваем финансирование, до 9 миллионов рублей, поэтому здесь, мы считаем, кластеры явно не дорабатывают.

И ещё вопрос, на котором хотел бы остановиться – это вопрос собственно инфраструктуры, поскольку фонду поручено минэкономразвития мониторить программу создания центров кластерного развития. На что хотелось бы обратить внимание: во-первых, эти ЦКР очень эффективно работают, потому что даже количество предприятий, которые охвачены их деятельностью, составляют 3,5 тысячи и в течение года отмечено увеличение в 2 с лишним раза объема оказанных услуг. Это говорит о том, что это достаточно эффективная структура. 30 ЦКР созданы в 29 регионах, но если в целом ЦКР курируют порядка 70 кластеров, из этих 70 только 11 относится к числу 25 пилотных инновационных кластеров, то есть у нас получается, что ЦКР в регионах есть, но половина инновационных кластеров не попадают в зону их внимания и ответственности.

Мы еще очень очевидно наблюдаем две крайности: есть случаи, когда одна и та же команда реализовывает проект территориального кластера, и она же выполняет функцию управляющей компании. Это особенно видно на защите бизнес-планов, когда они практически совпадают с бизнес-планом территориального инновационного кластера. А вторая, о чем я уже говорил, бывает такие случаи, когда центры кластерного развития в принципе не работают с территориальным инновационным кластером. Поэтому, я думаю, эти две крайности нужно каким-то образом ликвидировать. Ну, а в целом, считаю, динамика положительная, и с точки зрения кластерных инициатив, их более 200 по стране и в принципе ресурсы есть, и минэкономразвития очень много делает. Фонд может увеличивать объем своего финансирования в поддержку компаний различных кластер инициатив.

 

Г.Д. Цуканов:

-Я хотел бы поддержать ваше выступление и сказать о том, что кластеры, как вы сказали, в некоторых моментах не дорабатывают. Вот сейчас, когда минпром запускает эту поддержку кластерам и мы разрабатываем некоторые положения о том, как проводить отбор, мы намеренно не пошли сверху вниз. Мы могли бы, как министерство, написать им, что хотим увидеть, и заставить это исполнить и заполнить. Но мы сейчас специально предварительную работу с кластерами проводили, с теми, кто наиболее часто к министерствам обращается: коллеги, ну если у вас есть кластеры – расскажите, покажите технологическую карту свою, проекты. Вот пока нам этого видеть не удалось. Я думаю, это прокомментирует «Деловая Россия».

 

И.М. Бортник:

- Коллеги, вы верите? Мы переходим в настоящий рабочий режим. Сергей Геннадьевич пару ложек дёгтя бросил. Я думаю, что это в связи с тем, что он очень активно получает сигнал счетной палаты генеральной прокуратуры на эффективное использование средств. Когда направляется по линии фонда 2 миллиарда рублей на развитие кластеров, ему существенно помогло бы в защите своих позиций перед счетной палатой генеральной прокуратуры насколько эффективно они использованы для развития кластеров. Это приоритет фонда. А Денис Геннадьевич тоже чувствует, чем это может кончиться. Коллеги, надо очень активно содействовать тем структурам, которые вас финансируют, своими историями успеха, своими материалами. Поэтому я бы просил очень внимательно отнестись к этим первым сигналам на сегодняшней сессии.

Дальше у нас здесь представлены две общественные организации - «Деловая Россия» и Ассоциация инновационных регионов России… Мы уступим женщине? Анастасия Олеговна, Вам слово.

А.О. Алехнович:

- На что хочется обратить внимание и разбавить радостную и позитивную дискуссию, которая у нас складывается. Давайте честно посмотрим на текущую ситуацию. Ситуация у нас, прямо скажем, не простая, экономическая. Хрупкое дно, я думаю, мы всё-таки проломим. К сожалению, это факт, мы вошли в эту ситуацию тоже не в лучшем состоянии. Я, в первую очередь, говорю о производственном секторе, о виде деятельности, которая в общем то, должны быть основными локомотивами экономического развития, а у нас, к сожалению, последние 20 лет частный сектор развивался в большей степени в торговле и услугах.

Ради чего мы собственно ввязались в эту тему территориально отраслевых комплексов, как Борис Юрьевич называет кластеры для себя, памятуя о том, что советский опыт был успешен. Мы ввязались с точки зрения донесения до высокого руководства задач реформирования экономики снизу. У нас, к сожалению, вся система принятия управленческих решений в государстве, соответственно денежно-кредитная политика, налоговая политики, политика в сфере образования, тарифная политика ориентированы на крупные компании, крупный бизнес, сырьевой, что в общем-то неприемлемо для торговли и услуг. А вот производственный сектор и, в частности, сельхоз производство и промышленное производство, оказался не просто незащищенным, но и все решения, которые у нас принимались, направлены скорее на усложнение работы производственных компаний.

Что мы видим более-менее обнадеживающего и позитивного в теме территориально отраслевых комплексов, кластеров? Во-первых, мы рады, что Минпромторг наконец-то обратил внимание на этот инструмент, и мы поддержим то, что он идет в рамках формулирования своих ведомственных целей от конкретных проектов, кластеров, от конкретных бизнесов в рамках кластеров, просматривает конкретные производственные цепочки, смотрит и пытается анализировать. В чем мы активно помогаем, в рамках этих замечательных заявок. А есть ли рынок, какую продукцию собирать, чтобы производить кластер и что для этого ему нужно?

Еще один факт, который мы наблюдаем. От буржуев, как говорит Иван Михайлович, нас отличает то, что у нас малая концентрация бизнеса. На текущий момент или очень крупные компании, госкорпорации и заводы, входящие в их структуру, или совсем мелкий бизнес. Вот среднего производственного бизнеса и малого еще крайне мало. Мы искали по всей стране производственный бизнес, когда проводили опрос в этом году, нашли 15 тысяч производственных компаний на всю страну. Это крайне мало. Очень радуют слова госкорпорации ОАК, в Иркутске они делают сейчас машиностроительный кластер и часть производства авиакомпонентов планируют вынесли на аутсорсинг. Сегодня было очень позитивно слышать сообщение от корпорации Роскосмос, то есть это единственный, возможно, для нас сегодня путь доброй воли руководства этих компаний и замечательное решение 18% вынести на малый бизнес в обязательном порядке на аутсорсинг. Мы видим в этом будущее. Сегодня на конкретных проектах нужно решать и показывать властям и экономическому блоку правительства необходимость принятия решений изменений налоговой политики, денежно-кредитной политики в части реального финансирования проектов по созданию нового производства. Это не более 10% ставка, это срок 7-10 лет, это реальное проектное финансирование, беззалоговое. Вот то, что у нас по факту отсутствует.

Все находящиеся в зале представители бизнеса, я думаю, сталкивались с этой проблемой – кредиты просто не дают. Если приходишь с заявкой в банк, бизнес новый открываешь, первое, что тебе говорят, что это высокорисковый проект, извините, мы вас профинансировать не можем. Ну, или ставку вам дадим 25 и выше. А рентабельность производственного проекта, как мы знаем, уже не бьется выше этой ставки. Вот я хочу обратить на это внимание по линии «Деловой России» и уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. Мы ежедневно работаем по этим блокам, стараемся донести эту информацию, потому что без расшивки этих мест просто за счет создания какой-то инновационной среды и красивых слов про новые технологии, создания кластерного сайта, к сожалению, целей не достигнет, а самообманом заниматься не хочется. Особенно сейчас, в этой сложной экономической ситуации нужно сосредотачиваться на более приземленных и практических вещах: экономить бизнесу растраты на создание новых технологий, помогать экономить на затратах на персонал, обучение, может быть, на аутсорсинг, экономить на создании общей инфраструктуры, что тоже важно для высокотехнологичных частных малых и средних компаний. Буду очень рада поучаствовать в работе секции по стандарту. У нас особое мнение и мы хотим заземлить и умерить пыл методологов и всё-таки вернуть к земным проблемам всю эту работу. Надеюсь, на этом форуме у нас получится более результативная дискуссия.

 

И.М. Бортник:

- Спасибо большое, Анастасия Олеговна. Коллеги, обратите опять же внимание. Нам очень важно выявлять этот реальный промышленный бизнес, малый, средний. Сегодня Анастасия Олеговна говорит, что 15 тысяч нашли, а вообще у нас считается 17 миллионов на самом деле в малом бизнесе, но компаний, работающих реально в промышленности у нас всего 200 тысяч даже по официальной статистике. Сейчас есть еще одна очень серьезная с моей точки зрения общественная организация «Общероссийский народный фронт», она запускает специальный проект по выявлению этих реально существующих у нас в России экономических игроков, производств, промышленных компаний, достаточно быстро развивающихся и имеющих хороший уровень своего развития. Обратите внимание. Слава Трофимович, прошу.

 

С.Т. Ходько:

- Я бы хотел начать с Сергея Геннадьевича Полякова. У нас год такой необыкновенный… мы тут прикинули: 25 лет инновационной деятельности в советском союзе, а потом в Российской Федерации. И Сергей Геннадьевич один из гуру инновационной деятельности, который начал 25 лет тому назад первый технопарк в Зеленограде. Давайте мы его поздравим.

За эти 25 лет мы научились строить любую инфраструктуру. Я не думаю, что здесь есть проблема. Почему? Потому что как правильно сказал Олег Владиславович, уже в 2008 году были некоторые концепции, в 2010 году вышла замечательная книжка «Институты региональный экономики» академии наук в Вологде, которая давала всю практическую информацию по промышленным кластерам. И на сегодняшний день говорить об инфраструктуре, мне кажется, не столько интересно уже, потому что « как управлять кластером?» Ну, давайте поспорим, посмотрим, как где управляется. Книжки написаны, исследования.

В чем существует несколько проблем? Первая проблема – базовая. Мы можем построить кластер только на базе существующей агломерации, как говорят учёные. Я бы хотел вернуться к Тольятти, сказать несколько слов о городе, где мы находимся. Вот здесь есть представители самарского автомобильного кластера. Мы получили концепцию Минпромторга по организации таковых и обрадовались – сделаем автомобильные кластер северо-запада. Он был написан в концепции. В том числе, и самарский, и приволжский кластеры. Но у нас не получилось. А знаете почему? Потому что здесь есть агломерация, а у нас построение экономики сверху промышленности было. Агломерации не было. Мы пришли в Тойоту и говорим: мы вам сейчас реализуем субконтрактинг. Тойота говорит: нет проблем, давайте. Дает нам каталог, порядка 60 позиций. Мы опросили все предприятия северо-запада – это было 4 года тому назад. И не получили ни одного устраивающего предложения! Не те материалы, не те технологии, не та себестоимость, потому что малого бизнеса нет, а накладные расходы крупных корпораций достаточно большие. Поэтому, наверное, наши проблемы лежат больше в макроэкономических условиях, на которых я хотел бы остановиться.

Мы все боремся с заполняемостью: технопарк должен быть заполнен, особая экономическая зона должна получить резидентов, кластер должен получить своих участников, о чем говорил Сергей Геннадьевич, в частности. Вот посмотрите на документ Минпромторга – он же очень хороший. Можно говорить о сертификации любой структуры, это самостоятельная работа научная, там предельно интересно и понятно написано: 50% внутрикластерного оборота должно быть, 50% должна быть повыше производительность труда в отрасли и государстве по тем же позициям. Поэтому всё есть, очень хороший документ, все нормативы. Можно говорить с точки зрения финансирования - не финансирования, но если есть предмет экономический, проблем нет в построении инфраструктуры. Мы это всё знаем: мы обучились за рубежом, в Соединенных Штатах, в Великобритании, во Франции, мы наездились. Мы все знаем, как применить эти рыночные структуры.

Теперь о рынке. Меня всегда смущал вопрос «источник технологий инноваций». Мы от него как-то стыдливо уходим. Где это находится? Вот если посмотреть кластер, ваш документ, Денис, по промышленным кластерам, то там написано «высокопроизводительный». Что это такое? Новая технология, станки, обрабатывающие, фрейзерные, и так далее и так далее. Где мы их возьмем? Где мы возьмем специалистов по технологиям? Что нам нужно? Конкурентно-способную экономику? Не импортозамещающую, что близко к копированию, то, что мы пропустили как китайский путь, а то, что мы должны идти вперед и кластеры в этом отношении должны нам помочь.

Отсутствие проектов. Вы посмотрите: мы всё верно говорим со сцены, а поговорите с институтами развития в кулуарах. У всех не хватает либо проектов, либо команд. Деньги есть – некуда вкладывать. Это еще одна проблема.

И, наконец, последнее: вопрос спроса инновационной продукции. Мы пытаемся всё время стимулировать спрос. Помните, было принуждение к инновациям? Принудили Грузию к миру и решили, что с инновациями так же можно поступить. Что у нас от этого осталось? Каким образом отреагировали крупные корпорации? То же самое, когда они сейчас заказывают исследование и говорят: «у нас с инновационной деятельностью всё в порядке, мы сейчас упакуем то, что у нас есть», или задают вопрос малому бизнесу: «вы что можете сделать по таким требованиям»? Уралвагонзавод показал мне требования к малым компаниям. Нет таких компаний – я согласен с участниками нашей дискуссии.

Что надо было бы сделать? Первая базовая вещь, которую, к сожалению, еще никто не сказал - это образование. Без технологического образования у нас будет иновационно-технологический тупик. И это на сегодняшний день самая главная вещь. Мы теряем компетенцию во многих технологиях. Второе – развитие малого бизнеса. Мы уже говорили об этом достаточно много. Да, все говорят о малом бизнесе. Нужны конечные результаты. И третье, последнее, это создание конкурентной среды. Что бы те результаты, которые могут или в будущем смогут делать инновационные компании востребованными в российской экономике. Спасибо за внимание!

И.М. Бортник:

-Коллеги, мы вообще-то завершили официальную часть нашей пленарной сессии. У нас еще есть Сергей Вячеславович Толчин, и осталась такая приятная вещь – награждение.

 

- Иван Михайлович, меня забыли.

 

И.М. Бортник:

-Ну, вы за компанию.

 

А.В. Трошин:

-Да, я за компанию. Очень много мнений сложилось у меня. Я вот здесь сижу, наверное, единственный представитель бизнеса, реального сектора экономики. Послушал все выступления. Все, конечно, очень содержательные, интересные. Я хочу сказать, что мы работаем в 42 субъектах Российской Федерации, занимаемся именно построением высокотехнологических предприятий. Все проблемы, которые были озвучены, они на лицо, особенно с образованием. Вот предыдущий оратор говорил, что мы научились строить высокотехнологичные комплексы, запускать центры, всё что угодно. Ничего мы не научились, это я вам точно могу сказать. То, что работает – оно может как то и работает, и вроде как построено, но фактически ничего не работает. Ну не работает, Иван Михайлович!

 

И.М. Бортник:

-Не могу не согласиться!

 

А.В. Трошин:

- А мер принимается очень много. И одна поддержка, и вторая, и третья, а бизнесу всё хуже и хуже. Вот моей компании 10 лет, ко мне приходит очень много запросов «давай построим здесь что-нибудь, здесь построим». Ну, мы строим, но за последние 5 лет мои братья из бизнеса приходят всё реже и реже. Почему? Потому что Анастасия Олеговна правильно сказала – как нам конкурировать с западными товарищами? Что такое высокие технологии? Это высокие риски. Приходишь – получаешь кредит под 25% и с кем ты конкурировать собрался? Хотя, я могу сказать, в последнее время формируется несколько регионов, на которые просто приятно посмотреть. Это, безусловно, и Калужская область, и Самарская, и Татарстан, и в Мордовии много чего делается… очень люблю Мордовию, и хочу сказать, что у нас в России, к сожалению, отсутствует культура работы с технологиями. Приходят и говорят: «А давай создадим инновационный центр». Какой? Зачем? Какие рынки? Никто в этом даже разбираться не хочет. Я про образование вообще молчу.

Дорогие друзья, я просто хочу сказать, будьте к нам поближе. Мы по земле ходим, у нас реальные проблемы, реальные сложности. Я понимаю, придумать программу «Кластеры 3.0.» или там «Кластеры Советского Союза», и за колючей проволокой что-то разрабатывать. В Мордовии вот вполне возможно кластеров 20 построить на их базе.

Ну, а в принципе, конечно, что-то в России улучшается… Нет, ну, конечно, Иван Михайлович, что-то происходит. Мы же как-то растем, мы вот появились, стараемся что-то делать, и, безусловно, с интересом наблюдаем происходящие вокруг нас процессы. Правда, это вокруг, а не с нами. А так очень приятно, что вы дали мне возможность хоть что-нибудь сказать. Большое спасибо, друзья!

 

И.М. Бортник:

- Я с вами согласен, и тоже очень люблю Мордовию. Но, коллеги, скажу, что тем, кто в реальном бизнесе работает, я бы медали выдавал, за то, что раскрутили за эти все годы бизнесы свои, награждал бы как героев труда. Может, надо придумать об этом. На самом деле, условия, мягко выражаясь, нелегкие. А вы, Владимир Михайлович, что-то еще хотели сказать?

 

В.М. Коннов:

- Я хотел защитить президиум. Вы уж всех так под одну гребенку не чешите. Я до Государственной Думы вообще-то 20 лет занимался инновационным бизнесом. В Дубне строится третий завод, который я заложил. Много кто говорит про нанотехнологии, но мало кто их трогал руками. Но они есть в России. Поэтому, я думаю, что Сергей Геннадьевич и Олег Владиславович, и я уж не говорю про нашего мэтра, Ивана Михайловича - это люди, которые очень крепко стоят и ходят по земле. С Ассоциацией инновационных регионов России Государственная Дума под руководством Сергея Евгеньевича Нарышкина создали специально рабочую группу. Мы внесли десятки поправок в законы для того, чтобы малый и средний бизнес, инновационные предприятия получили более комфортную ситуацию, и это делали не просто депутаты, а депутаты-практики. Не я один. Поэтому я хочу сказать, что, конечно, по большому счету вы правы, так же как и прав новый исполнительный директор ассоциации Слава Трофимович Ходько о том, что нужно, когда мы говорим, всё время стоять на земле и всё время смотреть лучшие практики реальных предприятий.

Я хочу сказать, что очень много форумов проходит, и все федеральные. В Московской области 24-25 сентября будет уникальный инновационный форум, который делает Дмитровский район. Город Дмитров. Это не субъект федерации, понимаете? То есть власть опускается до уровня муниципалов, к земле, то, о чем вы как раз и говорите. Поэтому я с вами согласен по большому счету, но думаю, что в зале и в президиуме очень много практиков. Я, кстати, получил премию лауреата правительства в области науки и техники. Медалей - нет места, куда вешать, но денег никто не дает, вот в чем вы правы. Хорошо бы хоть кредиты, но под правильные ставки. В этом плане вы абсолютно правы. Но жизнь она такая, какая она есть, и сегодня просто так ничего не произойдет. Нужно идти вперед, нужно ставить на себя и на своё творчество. Тот, кто идет – тот получит.

 

И.М. Бортник:

-Ну и завершая… Александр Владимирович, у меня к вам будет такая просьба. С учетом этой дискуссии, с учетом того, что будет происходить на форуме, давайте всё-таки подумаем, какого рода вопрос можно вынести на рабочую группу к Сергею Евгеньевичу посмотреть. Всё-таки, законодательный процесс очень непростой, но постепенно он чему-то всё-таки содействует. И по рабочей группе достигнут положительный результат. Там участвуют все комитеты Государственной Думы, включая бюджетный, что тоже очень важно.

У нас еще есть очень приятная новость, конкретный результат, который был достигнут в течение этого года по линии кластерного комитета, который ведет Самарская область. Напомню, 630 кластеров прошли систему аттестации, которая есть в европейском сообществе. Она действительно хорошая. Другое дело, что там есть бронзовые, серебряные, золотые лейблы, и золотые из этих 630 получили всего 20. Наши по собственной инициативе тоже решили пройти этот процесс. На Казанской венчурной ярмарке европейские коллеги разбирались с кластерами и 4 российских получили бронзовые сертификаты, а чуть позже еще 2. Вот сейчас мы их и вручим.

Для вручения бронзового сертификата кластер экселлент кластеру фармацевтика и технология и биомедицина Калужской области на сцену приглашается заместитель генерального директора закрытого акционерного общества инновационного развития центра Калужской области Ирина Игоревна Новикова.

Для вручения бронзового сертификата кластер экселент автомобильному кластеру Самарской области приглашается директор некоммерческого партнерства автомобильный кластер Самарской области Владимир Васильевич Путкин.

Я еще раз поздравляю наших новых обладателей европейского лейбла, и обращаю внимание всех остальных: мы, кластеры и управляющие компании, получили довольно приличный опыт подготовки к системе аттестации. Но наши европейские коллеги дали нам целый ряд новых замечаний и направлений, что нужно улучшить в системе управления кластерами, чтобы иметь возможность перейти потом на серебряный и, дай Бог, на золотой лейбл. Это работа, которую нам предстоит делать всем вместе, в этом году и вообще в дальнейшем. Думаю, для нас важно, чтобы мы смотрелись в этой европейской системе и были партнерами, обменивались опытом, историями успехов и неуспехов. Так что на этом я завершаю.

 

 

*